Читать онлайн книгу «Побочный эффект». Читать онлайн книгу «Побочный эффект» Большая бесплатная библиотека — мечта любого книголюба

Побочный эффект

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Qui prior est tempore, potior est jure [1] .

Если завтра война, если завтра в поход

Длинная шеренга застыла на краю большой хорошо утрамбованной площадки. Строй, не очень ровный, но слитный. Все одеты в темное, на ногах – легкие кожаные поршни (башмаки с низкой подошвой), на теле безрукавки из толстого льна. Штаны из прочного домотканого холста, свободного покроя. Узкие кожаные пояса завязаны тугими узлами.

В строю – молодые парни от двадцати двух до двадцати пяти лет. Все коротко острижены, у каждого на безрукавке с левой стороны пришит кусок ткани с изображениями рун.

Перед строем, заложив за спину руки, стоит человек в черном. Оглядев строй, он кашляет и громко произносит:

– Каждый, кто стоит в этом строю, отныне не принадлежит себе! Он принадлежит Трапару! И своему народу! А они требуют от вас только одно: стать воинами! Лучшими воинами, способными победить любого врага! И с этого дня вы начнете учиться быть такими воинами! Учеба будет долгой, трудной, иногда невыносимой! Но вы настоящие сыны своего народа и Трапар смотрит на вас! Не опозорьте его! Вы готовы?

Сотня глоток единым разом выдохнула:

– Трапар жив! – вновь рявкнула сотня.

– По группам разойдись. Направо! Бегом марш!

Две сотни молодых неутомимых ног резво стартовали с места и, набирая скорость, помчались по кругу. Лица бегущих были серьезны, взгляды сосредоточены. Все полны решимости пройти испытания и стать воинами, достойными одобрительного взгляда самого Трапара. Или для начала хотя бы его посланников…

А начинали они с чистого листа. Не имея на руках даже первичных данных о численности хордингов, о способности племен снарядить и прокормить большое войско, о составе и готовности дружин.

И все же начали. Так как иного выбора не было, а план реализовывать надо. Любым способом.

– Племя Клемленат состоит из тридцати семи родов. В общей сложности в нем двадцать две тысячи сто или сто двадцать человек. Из них мужчин в возрасте от семнадцати до тридцати лет почти четыре тысячи.

– Пятая часть племени. Не так и плохо. Кстати, эта пропорция справедлива и для других племен.

– У Ломенгарса больше всех, почти семь тысяч.

– Лесные жители. У них и народу побольше и живут получше.

– Завтра-послезавтра прибудут гонцы Самадена и Ванадена. Тогда получим все данные.

Василий Бердин заглянул в ноутбук и вывел на экран сводную таблицу по численности населения племен хордингов. Там еще хватало пустующих граф.

– А вообще-то можно подвести предварительный итог. У нас есть шесть племен общей численностью около полутора сотен тысяч человек, из них около двадцати пяти тысяч – мужчины нужного нам возраста.

– Почти две дивизии, – прикинул Адам Зингер. – Но всех ведь в строй не поставишь.

– Половину хотя бы, – вставил Андрей Якушев.

– Пусть так. Двенадцать тысяч. Всего! И это против полуденных королевств, против огромной империи! Пупок развяжется!

– Выводы пока делать рано. – Василий открыл другой файл. – Получим все данные, а потом уже будем думать, что и как. Есть некоторые идеи. Но без досконального анализа излагать их нет смысла. Когда сеанс связи с Орешкиным?

– Через три часа. Но вряд ли он скажет что-то новое, они только добрались до границы Ломенгарса. Впереди Дикая Степь. Так что ничего интересного.

Работать они начали буквально с момента своего прибытия на Асалентае. Временный штаб развернули прямо в доме Трапара, благо никто из местных не возражал.

Сперва было необходимо наладить контакт с вождями и прежде всего с вождем племени Ленатрам Аллерой. Орешкин с группой ушли, а инструкторов Аллера не знал. Но тут выручил Елисеев, его-то вождь знал хорошо. Так что отношения быстро нормализовались. Чему способствовало не только поведение новых «посланцев Трапара», но и всеобщая лихорадка подготовки к большой войне.

Боевой настрой захватил буквально всех и теперь жизнь племен хордингов была подчинена ему безраздельно.

В первую очередь Бердин потребовал от вождей сведений. О численности людей в племенах, причем с разбивкой по возрастным категориям. О земледелии, скотоводстве, охоте, рыбной ловле. Вплоть до точного количества пойманной рыбы, собранных мер урожая зерновых, о надоях молока.

Потом настала очередь учета голов скота, числа лошадей, запаса кож, тканей. Особое внимание уделялось добыче руды, изготовлению оружия и доспехов.

Сами доспехи, как и оружие, подверглись строгой ревизии, присланные образцы осмотрели, испытали и… отправили для анализа на Землю.

Еще Бердин потребовал данных о добыче серебра, золота, драгоценных камней. А потом попросил прислать из каждого племени по пять лучших воинов в полном вооружении и тех, кто мог поведать о традициях ведения боя.

Вожди схватились за головы. По роду занятий и по своему положению, они и так знали многое о своих племенах. Но теперь требовалось все эти сведения уточнить, перепроверить и записать.

Читать еще:  Как отметить 8 марта семьей

С последним было туго. Хординги уже дошли до создания рунической письменности, однако она была довольно скудной и неконкретной. Один и тот же знак мог иметь до пяти значений, а запись рунами могла трактоваться в совершенно ином, противоположном начальному, смысле.

Это сильно затрудняло работу и заставляло то и дело прибегать к помощи местных для расшифровки посланий. А их было много. И приходили они в таком виде, что иначе как издевательством это нельзя было назвать.

Записи вели на бересте – лоскутах березовой коры с неровно обрезанными, а то и оборванными краями. Писали острой железной палочкой. Вернее пытались писать. Из-за недостатка навыка руны выходили кривыми, косыми, ломаными и стоило большого труда расшифровать их. Конечно, эта «тайнопись» вызывала раздражение!

– Мы над каждой берестой корячиться будем? – как-то в запале воскликнул Зингер. – Так до дела не доживем!

Понять Адама можно, две берестяные грамоты, что лежали перед ним, имели плачевный вид. Гонец спрятал их в складках одежды, и они пропитались потом, размокли.

Пришлось Бердину сделать выговор Аллере. Тот пообещал, что грамоты будут хранить бережнее. Но вот пообещать, что местные писари исправят почерк, он не мог.

Проблему взялся решить Елисеев. Он пообещал, что составит алфавит на основе рун, и тогда процесс пойдет гораздо быстрее. Но Василий его оптимизма не разделял. Мало составить алфавит, надо научить ему хордингов. А это процесс не быстрый. Хотя нормальная письменность просто необходима для дальнейшей работы. И Бердин уже прикинул, как организовать курсы правописания и сколько будущих писарей надо готовить.

А пока группа инструкторов – штабная группа, как окрестил их Елисеев – продиралась сквозь каракули рун, составляя единый каталог, куда вносили все сведения, вплоть до количества сельхозорудий. Работа

Рэймонд Хоуки — Побочный эффект

Рэймонд Хоуки — Побочный эффект краткое содержание

Побочный эффект читать онлайн бесплатно

Нельзя сделать яичницу, не разбив яиц

Словарь крылатых слов и выражений

Клэр Теннант сидела перед зеркалом за туалетным столиком и, подобрав длинные, до плеч, волосы, пыталась представить себе, хорошо ли ей с короткой стрижкой. Пожалуй, неплохо, решила она, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону. Ей к лицу короткая стрижка; к тому же будет видно, что шея у нее длинная и стройная, а главное — станет прохладнее, гораздо прохладнее.

Теплая погода, вдруг пришедшая на смену изнурительно суровой зиме и дождливо-ветреной весне, вначале была встречена с восторгом. В Лондоне воцарилась чуть ли не праздничная атмосфера, и Клэр, ставшая от загара цвета жженого сахара, заново открыла для себя удовольствие сидеть босой за рулем спортивной машины, ужинать при свечах на террасах с видом на реку и спать под простынями, а не под одеялом.

Но по мере того, как один безоблачный, безветренный день сменялся другим, жара в городе, где кондиционер в квартире — все еще большая редкость, сделалась невыносимой. Вскоре Клэр заметила, что днем ее тянет в постель, а ночью она не может уснуть. Работалось с трудом — Клэр была внештатным художником-оформителем, — и в надежде хоть немного расслабиться она снова начала курить, что отбивало аппетит, без того нарушенный жарой. Она всегда весила немного, а тут стала худеть, и ее постоянно мучили головные боли.

Клэр сделалась раздражительной, что было вовсе не в ее характере, такой раздражительной, что Майкл Фицпатрик, журналист, работающий в научно-популярном жанре, — они жили вместе — заметил как-то: уж не объясняется ли ее состояние тем, что она стала острее обычного чувствовать наступление женского недомогания. «Такая мысль могла прийти только ярому женоненавистнику», — огрызнулась она.

Майкл напомнил ей, что в течение последних недель в основном не она, а он занимался покупками, готовил и убирал. В ответ она обвинила его в том, что делал он это с единственной целью — заставить ее почувствовать себя виноватой. Глупости, сказал он, и хотя она знала, что он прав, тем не менее окончательно разозлилась.

«Значит, я еще и дура? — крикнула она. — В таком случае, чем скорее я уберусь отсюда, тем будет лучше».

Она решительно отрицала, что ее несдержанность вызвана не просто переутомлением, но с Майклом помирилась. Однако случай этот заставил ее задуматься. Да, такая раздражительность наверняка объясняется обычным женским недомоганием, но она не сомневалась, что причина не только в этом. Никогда прежде она не чувствовала себя так отвратительно, да к тому же задолго до положенного срока. Не верила она и тому, что ее самочувствие связано каким-то образом с жарой. Раньше с приходом тепла она расцветала. Нет, решила она, с ней что-то неладно, и, когда ее постоянный врач не сумел поставить диагноз, обратилась в Институт профилактической медицины, где проводили диспансерное обследование пациентов. Заведение это находилось в северной части Лондона.

Однако, договорившись о приеме, она начала спрашивать себя, зачем ей все это. Не стала ли она после смерти матери, которая умерла от рака полтора года назад, чересчур мнительной? И не потому ли решила потратить столько денег на обследование, в котором на самом деле нет нужды? Чем больше она размышляла, тем больше убеждалась, что причина именно в этом. Потому-то она и обратилась в институт, а не в более доступный медицинский центр Объединенной ассоциации английских врачей (институт, где-то вычитала она, проводит более тщательное обследование, нежели центр) и потому ни словом не обмолвилась Майклу.

Читать еще:  Шекспир лучшее о любви. Уильям шекспир стихи про любовь

Недовольная собой, она посмотрела на часы: а не позвонить ли сейчас в институт и не отказаться ли от визита? Нет, слишком поздно, решила она.

В конце концов, каждый имеет право на диспансеризацию раз в год. И, подобрав волосы за уши, она принялась массировать лицо увлажняющим кремом. Кроме того, раз она сейчас чувствует себя гораздо лучше, ей не составит труда выполнить в будущем месяце дополнительный заказ и расплатиться за обследование.

Из стоявшего рядом транзистора донесся сигнал времени: восемь часов утра.

— Майк, новости передают! — крикнула она.

Дверь из примыкавшей к спальне ванной комнаты распахнулась, и на пороге появился еще мокрый после душа, с полотенцем вокруг бедер Майкл. У него был поджарый мускулистый торс человека, который, хотя и не стремится к физическому совершенству, однако тщательно следит за тем, чтобы держать себя в форме. Мужественные черты его лица под шапкой темных волос, которые он энергично вытирал вторым полотенцем, и веселые добродушные умные серые глаза не оставляли сомнений в том, что он — ирландец, хотя черты лица его были скорее испанскими, что, впрочем, довольно часто встречается среди ирландцев.

«Итак, поговорим о выдвинутом президентом законопроекте по контролю за продажей огнестрельного оружия, — объявил радиокомментатор, перечислив темы последних известий. Майкл перестал вытирать голову и, прислонившись к дверной притолоке, с любопытством, как и положено журналисту, вслушался. — Вот с каким историческим заявлением выступил вчера вечером по телевидению перед миллионами американцев президент страны:

„Добрый вечер! — чуть пришепетывая, заговорил президент с характерным для него южным акцентом. Из всех президентов со времен Дж. Ф.Кеннеди он был самым любимым персонажем пародистов. — Многие из вас уже знакомы с представленным ФБР ежегодным докладом о состоянии преступности в нашей стране и обеспокоены тем, что за прошлый год количество серьезных преступлений выросло на двадцать процентов.

Но куда более тревожным является другое: как стало известно, значительно возросло по сравнению с прошлым годом использование огнестрельного оружия при совершении преступлений — ни много ни мало на сто сорок процентов.

Уже многие годы опросы общественного мнения показывают, что абсолютное большинство наших граждан высказалось в пользу введения более строгих законов по контролю за продажей оружия. Однако всякий раз против этого выступало небольшое, но крепко организованное меньшинство, готовое любой ценой увековечить существующее положение дел, несмотря на то что при этом страдают люди.

Такова, друзья мои, ситуация, с которой мы не можем и не должны мириться.

Именно по этой причине я, как только конгресс после летнего перерыва возобновит свою работу, намерен внести на обсуждение законопроект об обязательной регистрации огнестрельного оружия и специальном разрешении на владение им“».

Майкл и Клэр обменялись разочарованным взглядом. Уже давно у Майкла не было мало-мальски интересного задания, и хотя оба знали, что завтрашние газеты будут целиком посвящены обсуждению законопроекта, тем не менее были уверены, что ни одна редакция не обратится к нему с просьбой рассмотреть эту проблему с научной точки зрения.

Уныло пожав плечами, Майкл направился обратно в ванную — делать нечего, придется убить еще один день на поиски информации о последствиях обрушившейся на город жары.

Клэр выключила радио и подошла к шкафу. Платье ей надевать не хотелось, а в джинсах будет слишком жарко. В конце концов она остановила свой выбор на песочного цвета коротких брюках с жакетом и коричневой трикотажной кофточке. Она оделась, сунула ноги в босоножки и, стуча каблуками, спустилась по чугунной винтовой лестнице в гостиную. В залитой солнцем комнате с выкрашенными белой краской стенами, где было рабочее место Клэр, стояли кульман, планшет и бледно-зеленые шкафчики, какими пользуются в канцеляриях, а также две обитые вельветом кушетки и обеденный стол со стульями. Одну стену занимали три огромных окна, а противоположную украшали полки с книгами и научные приборы прошлых веков в футлярах из красного дерева с медью Майкл начал собирать их еще студентом. Над полками Клэр развесила всякую всячину, которая в разное время и по разным причинам привлекла ее внимание: засохшие цветы, куски плавника, образцы труда викторианских печатников, афиши мюзик-холла, чучело щуки в стеклянном ящике и большие школьные часы, починить которые стоило дороже, чем купить.

Подняв лежавшие возле двери газеты и письма, она пошла на кухню готовить завтрак.

Начал закипать кофе, и тут она услышала, как по лестнице спускается Майкл. Она отложила письмо, которое читала, собираясь сказать ему, куда и зачем идет, но, прежде чем открыла рот, зазвонил телефон. Звонил редактор отдела новостей в газете, где работал Майкл.

— Тед, — передавая Майклу трубку, сказала она.

Она выключила кофейник и принялась разливать кофе. По-видимому, что-то случилось и Майклу предстоит куда-то ехать, но ничего толком она понять не могла. Положив в кофе сахар, она налила сливок и протянула чашку Майклу.

Читать онлайн книгу «Побочный эффект». Читать онлайн книгу «Побочный эффект» Большая бесплатная библиотека — мечта любого книголюба

Глава 1. Марта и Игорь.

Я стояла у огромного зеркала и смотрела как работница салона натягивает на меня очередное свадебное платье. Я была словно бездушная кукла которую красиво наряжали чтоб подороже продать.Хотя в этом свадебном салоне платья были обычного ценового диапазона. Единственное что я смогла отвоевать у мамы в организации собственной свадьбы.

Милая девушка Анна наконец то справилась с хитрой застежкой и поправив пышную юбку прощебетала;

Читать еще:  Как отучить ребенка от кормления грудью: советы мамам. Как отлучить ребенка от грудного вскармливания, если он всю ночь сосет грудь

-Вам очень хорошо этот вариант!

Я огляделась. Консультант не врала. Платье действительно было прекрасно и шло мне. Корсет отлично подчеркивал хрупкие плечи,тонкую шею,линию груди и талию, а пышная юбка создавала образ романтичной барышни из средневековья.

Я спустилась с примерочного подиума;

-Его пожалуй и выберу.

-Ох! Отличный выбор! Сейчас подберем вам к нему фату и туфли!

-Нет нет. Фату не нужно. Туфли, если можно что то удобное. Может балетки? Не люблю каблуки.

-Но тогда платье придется подгонять.

-До свадьбы 3 дня. Успеете?

-Кончно!Мы сделаем все за сутки. Вам же только низ подогнать.

-Есть отличные варианты удобной обуви,новое поступление.

Девушка убежала и уже меньше чем через минуту передо мной выросла гора коробок.

Выбрав наспех самые обычные балетки, подождав пока портниха салона поставит метки на подол, я быстро избавилась от платья. Расплатилась и оформив доставку выскочила из свадебного салона. Мне казалось что я задыхаюсь. Я пошла по улочке вдоль магазинов которые расположились на первых этажах жилых домов. Жадно вдыхая теплый, весенний воздух.

Еще пол года назад приняв ухаживания Игоря, друга и партнера отца, я знала что это приведет к свадьбе. Игорь еще не плохо продержался. Спустя месяц поцелуев и романтики, при первой же его попытке затащить меня в постель я заявила что это будет только после свадьбы. Новость о том что я еще ни с кем не спала и храню себя для мужа кажется перекрыла все разочарование моего отказа.

Уже на следующий день после этого я получила шикарное кольцо и предложение стать женой. Пол года удавалось сдерживать Игоря тем что свадьба будет не раньше весны. Приходилось надувать губки и картинно топать ножками,что мне совершенно было не свойственно. И вот час расплаты наступал мне на пятки. Всего три дня до свадьбы и я стану женой и придется лечь с ним в постель.

Нет Игорь мне не был противен. Статный, кареглазый, брюнет с мощным торсом,35 лет от роду,богатый-ровня как говорил отец. Мечта многих девушек. Но я не любила. Как ни старалась его полюбить ни чего не выходило. Он красиво ухаживал но все это вызывало лишь раздражение.

Зачем я ответила на его чувства спросите вы? Затем что дома было не выносимо. Властный отец и мать с вечной истерикой просто душили меня и я хотела скорее покинуть этот дом. Единственным вариантом это сделать был брак с Игорем. Другой кандидатуры отец похоже и не рассматривал. Узнав что мы с Игорем встречаемся и тот сделал мне предложение, отец чуть ли не до потолка прыгал от радости.

Я дошла до маленькой кофейни и села за столик на улице, чтоб подольше наслаждаться ароматом весны который витал в воздухе. Заказала большую кружку кофе со сливками и пирожное. Пока ждала заказ в сумочке замурлыкал телефон. Я достала аппарат изучая экран, на нем высветилось «ПАПА». Нехотя нажала кнопку приема звонка и как можно мило прощебетала;

-Да пап. Привет еще раз. Что то хотел?

-Привет дочка. Мне просто смс из банка пришло. Что за лохмотья ты купила за 25000 рублей? Только не говори что это твое свадебное платье!

-Да это мое свадебное платье. Папочка оно прекрасно и в конце концов кто замуж выходит я или ты? Позволь мне хотя бы платье купить то которое я хочу. Не волнуйся я всем скажу что это итальянский крутой и дорогущий дизайнер и ни кто даже не усомниться в обратном.

-Ну хорошо. Так уж и быть. Уступлю тебе.Уж больно вы с Игорем меня порадовали. Маме только не забудь сказать что ты купила платье за 25 тысяч евро, а то ее истерика убьет меня если она узнает в чем ты замуж выходить собралась.

-Обязательно. Спасибо папа!

Я положила трубку и с облегчением вздохнула. Но облегчение продлилось не долго. Уже принесли заказ и я лишь успела сделать один глоток обжигающего кофе, телефон опять ожил. На экране теперь светилось «Игорь».Трубку брать не хотелось как ни странно еще больше. В голове зароилась мерзкая и липкая мысль что я меняю шило на мыло. Если отца и мать я хотя бы любила какие бы они ни были, то Игоря я скорее разве что только уважала за то что он считался с моим мнением в отличии от родителей. Как бы не пришлось к этому мылу искать веревку.

Решительно глотнула еще кофе и бросила телефон в сумку. Скажу потом что не слышала звонка.

Я ехал из одного офиса в другой когда увидел Марту за столиком кафе. Пепельные, кудряшки собраны в небрежный пучок, в маленьких,нежных ушках сверкают небольшие гвоздики с бриллиантами -мой подарок на 8-е марта . Припарковал машину и решил просто понаблюдать за ней. Вот она сделала заказ. Интересно что она заказала. наверняка кофе и что то сладкое. Кофеманка моя маленькая и сладкоежка. Вот ей кто то звонит. С кем то мило беседует. Принесли заказ. Большая кружка кофе и тортик- как предсказуемо. Это была пожалуй единственное что можно было в ней предсказать. Этим она и манила. Я не знал что от нее ожидать. Она положила трубку и я решил позвонить, хотел услышать ее голос. Набрал ее и настроение сразу испортилось. Она увидела что я звонил и не ответив бросила трубку в сумку.

Источники:

http://booksonline.com.ua/view.php?book=80191
http://nice-books.ru/books/detektivy-i-trillery/politicheskij-detektiv/247798-reimond-houki-pobochnyi-effekt.html
http://www.litlib.net/bk/89504/read

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector