Криминальные татуировки советского периода (43 фото). Тюремные татуировки времен ссср и их описание (18 фото)

Татуировки, которых стоит опасаться: что значат уголовные наколки (18 ФОТО)

Уголовная субкультура в России издавна получила широкое распространение — сначала посредством советских лагерей, через которые прошли представители всех без исключения слоёв общества, а затем благодаря “лихим 90-м” с их бандитскими войнами и блатной романтикой. Лишь с наступлением нулевых эта мода пошла на спад, хотя и по сей день её проявления можно встретить тут и там.

Одним из наиболее заметных проявлений этой субкультуры стали уголовные татуировки, в великом множестве покрывавшие тела вернувшихся с зоны людей. “Умный журнал” разобрался в “художественной жизни” обитателей тюрем и выяснил, как она менялась с течением времени.

“Понятия” с человеческим лицом

В первые десятилетия советской власти кастовое разделение преступного сообщества было очень жёстким. За наколотый “не по чину” рисунок его обладателя могли наказать сурово — вплоть до летального исхода.

Постепенно нравы, как и во всём обществе, смягчались, а окончательная “либерализация” произошла с концом советского строя и его культурных табу. Открылись первые легальные тату-салоны, и широкие массы потянулись за ещё недавно полузапретным украшением. Рисунки набивались самые разные — в том числе и имеющие тюремное значение. Затем кто-то из новоиспечённых обладателей “красивых картинок” попадал в тюрьму, и там его озадачивали информацией, что рисунок он выбрал неподходящий. Закончиться это могло печально.

Однако даже суровость воровских нравов оказалось бессильна против социальной тенденции. Постепенно обладателей “самозванных” наколок на зоне стало так много, что борьба с ними потеряла всякий смысл. Санкции к таким “нарушителям” перестали применяться, и это правило действует и поныне.

Что именно нельзя колоть?

Однако из правил всегда есть исключения. Так что обычному человеку набивать себе что-то “понтовое” из уголовного репертуара всё-таки не стоит. По крайней мере, без готовности объяснить настоящим уголовникам, что ты этим хотел сказать.

Существуют классические уголовные татуировки, которые сообщают об их владельце конкретную информацию. К таким рисункам относятся, в частности, указывающие на продолжительность отбытого тюремного срока или количество “ходок”. Например, кандалы вокруг конечностей символизируют пять лет за решёткой, причём по одному окову за каждые.

А знаменитые золотые купола могут означать как количество лет в заточении, так и “ходки”.

При этом кресты на куполах набиваются, когда человек отбывает срок полностью, так что к человеку с голыми куполами вопросы возникают автоматически. То же значение — “просидел от звонка до звонка” — имеет изображение колоколов.

Одной из самых популярных тюремных татуировок являются так называемые “воровские звёзды”. В советское время их могли носить только криминальные авторитеты, накалывавшие восьмиконечные узоры на ключицы или колени. Первое означало: «Никогда не надену погон», второе: «Никогда не встану на колени перед ментами».

С тех пор статус этого рисунка несколько упал, и его можно встретить и у рядовых зэков. Но злоупотреблять им всё же не стоит, так как посыл за ним стоит вполне определённый — как минимум, отказ от сотрудничества с властями.

Похожее значение, только с более агрессивным смыслом, имеет так называемый “оскал”. Это изображение хищного животного, “оскалившегося на власть”. Оно подразумевает ненависть к её представителям и готовность на насильственные действия в отношении них.

Забавно, на даже любимые всем интернетом “котики” — не самый безопасный выбор для татуировки. По сложившейся среди узников традиции превращать любое слово в аббревиатуру, “КОТ” означает “коренной обитатель тюрьмы”, а изображение пушистого животного воры повадились наносить на своё тело ещё в середине прошлого века.

Существуют и другие интересные ассоциации с конкретной специализацией преступника. Например, изображение человека, пишущего пером на пергаменте (“писаря”), обозначает вора, в совершенстве владеющего ножом и другими острыми предметами.

А наколотый на коже карточный “джокер” указывает, понятное дело, на любителя азартных игр. С которым лучше не играть.

Купола вместо вождей

Несмотря на весь консерватизм тюремной жизни, она тоже меняется с течением времени, повинуясь общему ходу истории. Отражается это и на татуировках. Так, с концом советской власти пошли на спад политические мотивы в нательной живописи арестантов. До этого в течение нескольких десятилетий антикоммунистическая тематика была одной из преобладающих в уголовном мире.

Дошло до того, что большой популярностью стала пользоваться всевозможная нацистская символика — не потому, что зэки были ярыми поклонниками идей Гитлера и его партии, а просто из-за её антисоветской направленности. Отголоски этой моды на свастики и антисемитизм можно встретить и сейчас.

Однако с концом коммунистической идеологии образ врага потерял свою чёткость. Власть, пришедшую на смену Советам, сложно изобразить в каком-то конкретном виде. Преступный мир вообще стал аполитичным, и на смену борьбе с режимом пришла религия — те самые золотые купола, радующие душу. Как, кстати, и мусульманские мотивы у зэков соответствующего вероисповедания.

Специалист по тюремной субкультуре Александр Сидоров так рассказывает о новых тенденциях в мире уголовного художественного творчества: «Помимо классических тюремных татуировок есть и те, что вошли в моду в последнее время. Очень популярны сегодня надписи на иностранных языках, афоризмы и с французского, и с английского, и с немецкого. Популярна также латынь, крылатые фразы из древней Греции и древнего Рима» .

Помимо расширения лингвистического кругозора, повлияли на тюремный рисунок и новые пороки, советскому человеку незнакомые.

«Новые уголовные татуировки появляются крайне редко. Единственное исключение, которое я встречал, — изображение шприца. Это традиционный знак наркоманов. Недавно появилась мода наносить рядом с ним буквенное обозначение конкретного наркотика, который употреблял человек» , — рассказал Сидоров.

Шерше ля фам

Ну и напоследок — несколько вариантов женских тюремных татуировок, представляющих собой целый отдельный мир.

Тюремные татуировки

Как известно, в период сталинских репрессий в заключении оказалось огромное количество людей. Именно в это время огромную популярность приобретают тюремные татуировки, которые можно было увидеть практически у каждого второго заключенного. Причем, каждая из тюремных наколок имела свое значение. Поскольку заключенных часто переводили из колонии в колонию, то по наколкам новичков можно было понять, каково их место в тюремной иерархии, и за что именно они были осуждены.

Читать еще:  Почему парень в соц сетях предложил дружбу. Стоит ли добавлять начальника в друзья в Facebook. Что делать, если все же рискнуть и согласиться на дружбу

В местах лишения свободы строго контролировалось соответствие тюремных татуировок статусу ее обладателя, малейший обман жестоко карался. Это было связано с правилом, подразумевающим, что определенные татуировки могли принадлежать только людям, принадлежащим к элите уголовного мира.

Тюремные татуировки и их значение

Если рассмотреть такой вид тюремных татуировок, как изображения птиц, то, наиболее часто встречаются наколки в виде орла, совы и других узнаваемых символов. Изредка можно встретить людей, чьи предплечья украшает силуэт такой птицы, как иволга. Однако, в данном случае, изображение не несет дополнительную смысловую нагрузку и просто подразумевает под собой образ птицы.

Татуировка летящей птицы, фоном для которой служит изображение пальм и солнца, представляет собой символ воровской удачи. Издавна и по сей день чаще всего ее используют криминальные авторитеты.

Татуировка в виде чайки на фоне щита с полосой, является символом дружбы до судимости. Как правило, ее накалывают на предплечье или кисть.

Журавль подразумевает высшую справедливость, праведность, милосердие и справедливость. Существует и иное толкование этого символа – в отдельных случаях он представляет собой аллегорическое изображение долголетия.

Орел – несомненно, самый популярный и значимый вид криминальных татуировок. Символизирует величие, царственность и силу духа, также олицетворяет собой огненную и воздушную стихии. Героическая птица, которая бесстрашно взмывает к небесам, часто ассоциируется с огнем и громом и отражает так называемый «ритм героического благородства». Такая наколка, кроме всего прочего, отражает воинственность ее обладателя.

Эскиз уголовной татуировки орла

Орел является столь же царственной особой среди птиц, как и лев среди зверей. Для того чтобы отобразить их равное положение, орла на татуировках изображают с львиной головой. Это еще раз подчеркивает высокий статус того, кто носит на своем теле такое изображение.

Татуировка в виде орла на вершине горы символизирует власть и свободу. Подразумевается, что носить ее могут только лагерные авторитеты. А вот изображение парящего орла с чемоданом, нанесенное на грудь, означает, что преступник склонен к побегу из мест заключения.

Люди, на теле которых имеется татуировка в виде совы, считаются пессимистами, часто размышляющими о бренности существования и конце света. Связано это с тем, что сова является символом зла, тьмы и смерти.

Таким образом, очень многие татуировки имеют двойное значение, поэтому, следует особо тщательно подходить к их выбору, чтобы невольно не оказаться в щекотливой ситуации.

Уголовные татуировки

Уголовные татуировки, как правило набиваются в местах заключения. Для сидельцев и бывших заключенных уголовные татуировки играют важную роль и особый смысл, которые понятны далеко не каждому. Татуировка на теле заключённого может рассказать о хозяине многое: от количества ходок до характера и статуса в криминальном мире. В наши дни понятия тех или иных татуировок несколько изменились, и не зная всех тонкостей уголовных эскизов, можно случайно сделать себе тюремную тату.

В первые десятилетия советской власти кастовое разделение преступного сообщества было очень жёстким. За наколотый «не по чину» рисунок его обладателя могли наказать сурово — вплоть до летального исхода.

Постепенно нравы, как и во всём обществе, смягчались, а окончательная «либерализация» произошла с концом советского строя и его культурных табу. Открылись первые легальные тату-салоны, и широкие массы потянулись за ещё недавно полузапретным украшением. Рисунки набивались самые разные — в том числе и имеющие тюремное значение. Затем кто-то из новоиспечённых обладателей «красивых картинок» попадал в тюрьму, и там его озадачивали информацией, что рисунок он выбрал неподходящий, и татуировка считается уголовной. Закончиться это могло печально.

Однако даже суровость воровских нравов оказалось бессильна против социальной тенденции. Постепенно обладателей «самозванных» уголовных наколок на зоне стало так много, что борьба с ними потеряла всякий смысл. Санкции к таким «нарушителям» перестали применяться, и это правило действует и поныне.

Уголовные татуировки и их значения

Татуировка с пиратом — знак того, что ее носитель осужден за разбой. Также грабители носят наколки с черепом и кинжалом. Помимо классических тюремных татуировок (пират — одна из них) есть и те, что вошли в моду в последнее время. Очень популярны сегодня надписи на иностранных языках, афоризмы и с французского, и с английского, и с немецкого. Популярна также латынь, крылатые фразы из древней Греции и древнего Рима.

Татуировка с пиратом

Оскал — одна из популярнейших тюремных татуировок. Раньше она трактовалась так: «Оскалил пасть на советскую власть». Своей актуальности она не потеряла и сегодня и означает неприятие тюремной администрации. Тот, кто носит такую татуировку, как бы говорит: «Считаю себя уголовником и не собираюсь сотрудничать».

Уголовная татуировка с изображением медведя — признак медвежатника, взломщика сейфов. Новые уголовные татуировки появляются крайне редко. Единственное исключение — изображение шприца. Это традиционный знак наркоманов. Недавно появилась мода наносить рядом с ним буквенное обозначение конкретного наркотика, который употреблял человек.

Татуировка с изображением медведя

Наколка с изображением кота с ключами — знак квартирного вора («домушника»). У воровского мира существуют свои наколки. К примеру, карманники раньше накалывали себе насекомых — жуков, пчел, тараканов (Ж.У.К. — Желаю Удачных Краж). Правда, сейчас от такой практики отошли: это банально выдает карманников.

Тату кота с ключами

Роза на фоне решетки или в колючей проволоке означает, что носитель такой уголовной татуировки встретил свои 18 лет в местах лишения свободы. Тюльпан означает то же самое, но в 16 лет. Татуировки малолеток называются «партачками» и чаще всего отличаются низким качеством исполнения. Но именно на них приходится большая часть тюремных наколок.

Тату роза в колючей проволоке

Богородица с младенцем (как и распятие) — татуировка, означающая «Мой дом — тюрьма». Наколки на религиозную тематику (как христианскую, так и мусульманскую) сейчас в моде среди заключенных. Зато политические татуировки постепенно сходят на нет.

Татуировка с распятием

Воровские звезды — «легенда» тюремных наколок. Раньше воровские звезды были отличительным знаком авторитетов. Сейчас все изменилось: их можно встретить не только у серьезных воров, но и у рядовых заключенных. Их статус несколько упал. Вообще, сегодня чем больше наколок у человека, тем меньшее значение он имеет на зоне.

К носителям большого количества татуировок относятся как к дурачкам. Во времена СССР, к примеру, воровские звезды бились на ключицах (это означало «Никогда не надену погон») и на коленях («Никогда не встану на колени перед ментами»). Это были сугубо идейные, воровские наколки. Если такие звезды бил человек, к воровскому миру не относившийся, — за это можно было ответить по понятиям. Потом, ближе к 90-м годам, знаменитые наколки стали бить многие люди, не имеющие никакого отношения к ворам, и звезды стали менее статусными татуировками. Сегодня существует тюремное понятие «За наколку нет ответа». Оно означает, что если кто-то по глупости набил себе татуировку с серьезным смыслом — трогать его не надо, что с дурака возьмешь. Хотя, конечно, иногда отвечать за свои действия таким людям приходится.

Читать еще:  Первый прикорм ребенка: когда и с чего начать. Когда и с чего начинать первый прикорм, как правильно вводить новые продукты: основы, советы и правила. Когда можно вводить прикорм

Тату перстни часто бьют по «малолетке» заключенные, оказавшиеся в местах лишения свободы до 18 лет. Они могут многое рассказать о своем владельце: к примеру, черный перстень с белым крестом говорит о том, что заключенный побывал в знаменитых питерских «Крестах». А черный перстень с белой диагональю — знак того, что владелец прошел через «малолетку». Таких татуировок существуют десятки разновидностей. Кстати, не менее популярная наколка — «Один в четырех стенах» (пять точек между большим и указательным пальцем), обозначающая тюремного узника.

Тату парусник (как и скачущий олень) — это символ побега. Означает, что носитель наколки стремится на свободу. Огромное количество сюжетов уголовных татуировок взяты из английских морских татуировок. Тату парусник — одна из них.

Тату храм с куполами — одна из самых распространенных тюремных татуировок. Количество куполов указывает на количество «отсидок». Когда полностью отбыт срок — на куполе появляется крест. Татуировка с куполами без крестов у человека на свободе сразу вызывает много вопросов; люди «в теме» однозначно будут смотреть на него с подозрением.

Тату храм с куполами

Татуировки погоны или эполеты на плечах осуждённых адаптированы в ЗК-тату из дореволюционной военной формы и обозначают отрицательное отношение к системе правосудия.

Погоны носят высокопоставленные преступники, которые также могут иметь соответствующее прозвище, такие как «Большой» или «Полковник». Погоны с тремя маленькими звездами или черепами расшифровываются как: «Я не лагерный раб, никто не может заставить меня работать», «Я в плену, но я был рожден свободным», «Я полковник зоны — Я не буду пачкать руки тачкой», «Сильная побеждает — слабый умирает», «От работы лошади дохнут».

Тюремные и уголовные татуировки

В современном мире, как уже отмечалось, татуировки с чисто тюремной символикой встречаются не так часто, как например во времена СССР. Тюремные татуировки и их значение всегда были предметом повышенного внимания. Долгое время вообще считалось, что тату – это прерогатива осужденных. И любой человек с татуировками воспринимался как представитель уголовного мира.

Традиция метить преступника пришла к нам с незапамятных времен. Раньше для этого использовали клеймо, потом стали делать тату. В советских тюрьмах заключенных метили на случай побега – так его было проще найти. Со временем тюремное тату изменило свое значение. Теперь заключенные сами делают татуировки, закладывая в них определенный смысл.

Тату в криминальном мире бывают нескольких видов:

  • регалка (производное от «регалия») – это работа высокого качества, отличается красотой и стилем, такие в криминальном мире может носить только «элита»
  • партак – татуировка низкого качества, сделанная подручными материалами, часто не соответствует статусу заключенного в уголовном мире, больше всего партаков делают по малолетке
  • нахалка – насильно сделанная татуировка, их делают в качестве наказания, и чтобы унизить. Такие тату ещё называют позорными.

Обычно тюремные татуировки делают исключительно черной краской. По заранее нанесенному контуру делают проколы иглой или связкой игл и в ранки втирают краситель.

История татуировки в Советском Союзе (17 фото)

Сильно татуированных людей могли и сослать из центральных районов города, свежую татуировку в некоторых военных частях могли заставить свести не самыми приятными для описания способами.

У советской татуировки было множество жанров — но при этом у всех этих жанров были схожие стилистические особенности. Советская татуировка стала консервативным продолжением общеевропейской традиции олдскула, который в начале 20 века еще не успел сделать прорыва в художественности. Здесь же следует отметить и примитивную технику советских работ, которые были вызваны отсутствием минимального оборудования. Татуировщикам приходилось собирать машинки и разводить краску приходилось из подручных средств — канцелярской туши или жженого каблука и мочи, в результате чего татуировки имели как максимум три оттенка. Советская татуировка большую часть своего времени (до 80-х гг) развивалась как во внутренней, так и во внешней изоляции — образцов удачной западной татуировки и советской татуировки видели очень мало.

В последние годы дореволюционной России татуировка переживала ренессанс — и тому было сразу несколько причин. Следует заметить, что ту же тенденцию можно проследить во всем мире — и, пожалуй, только сейчас татуировка стала столь же популярна, как в начале прошлого века. На популярность татуировки в России в те годы повлияли интенсивные отношения с Японией — оттуда драконов на себе привезла вся высшая аристократия, включая даже Николая II и великого князя Михаила Александровича. Как своеобразный итог, в 1905 году появляется первый письменный запрос на открытие тату-студии.

Татуировками увлекаются не только верхние чины аристократии — с конца 19 века начинает формироваться так называемое «воровское сообщество» с собственным языком рисунков на теле. После революции обе категории основных потребителей татуировки подвергаются гонениям — однако никаких документальных подтверждений дискриминации татуировки того времени не сохранилось. При том, что татуировки осуждаются и связываются с криминальным сообществом, в период Великой Отечественной Войны и после, они приобретают все большую популярность: их начинают делать все больше и больше людей.

В хрущевское время татуировки начинают мелькать в кино — появляется культовый для отечественных татуировщиков фильм Георгия Данелии «Сережа». Татуировка становится популярна в дворово-деревенских слоях, но эта популярность не идет ей на пользу — она по-прежнему сильно связана с криминальным миром. Ситуация практически не меняется до 80-х, и татуировка продолжает оставаться уделом преимущественно заключенных, военных и моряков.

Татуировка придет в субкультуру только в 80-х — хотя первые рокеры, битники и футбольные болельщики начинают себе что-то колоть еще в 70-е годы. В 80-е субкультура начинает стремительно развиваться — появляются первые татуировщики из музыкальной среды, начинаются первые эксперименты в этой области. Татуировка захватывает все более широкую аудиторию — появляются первые цветные татуировки, всё больше людей рок-подполья делают себе татуировки.

К началу 90-х татуировка бурно развивается, открываются первые домашние студии, а весной 1995 года в московском клубе «Эрмитаж» проводится первая тату-конвенция, одному из участников которой татуировщик Филипп Лью дорисовывает лицо Максима Чирика так, что последний попадает в мировой календарь «Heavy tattooed man of the world». У мастеров появляются первые машинки и чернила — хотя эксперименты в этой области будут продолжаться еще довольно долго.

Расцвет армейской или военной военной татуировки случился во время Второй Мировой, а позднее такая татуировка стала одной из самых распространенных в СССР. Тем не менее нельзя сказать, что эта татуировка была хоть в какой-то мере легализована. Татуировка на службе приравнивалась к «членовредительствам», и прапорщики должны были отслеживать подобные случаи, а в идеале не допускать их. При этом общее правило было таково — чем сложнее были условия прохождения службы, тем проще там относились к татуировкам: в опасных условиях прохождения службы были другие, более важные поводы для беспокойства.

Читать еще:  Как избавится от сухой мозоли на подошве стоп. Сок одуванчика от мозолей. Сухая мозоль на стопе: лечение в домашних условиях

Традиционные рисунки в армейской татуировке выглядят довольно просто и должны нести прежде всего функциональную роль: рассказывать о владельце где, когда и как он служил. На татуировках можно было увидеть группу крови (особенно популярно стало это во время войны в Афганистане), изображение рода войск, годов службы, части — или символики, эмблемы войск или принадлежности к военной специальности — корабль, парашют, самолет, флаг. В каждой части существует своя традиция татуировок, хотя, традиции не запрещали небольших отступлений вроде обнаженных женщин.

У моряков в СССР было исключительное и негласное право на татуировку. Прежде всего это были, конечно же, простые и символичные рисунки — якори, чайки и остальная морская атрибутика. Именно моряки привозили на себе татуировки со всего мира — или татуировки, хотя бы напоминающие иностранные. Классическим примером морских татуировок станет тот самый фильм «Сережа», где капитан на пляже снимает китель, а на нем множество кривых рисунков — морское чудовище, русалка, фехтующие морячки, и птички с короной и надписью «Нюра».

Подробно о тюремных татуировках и их значениях мы уже не раз писали. Количество таких татуировок просто поражает. По воспоминаниям ветерана Отечественной войны и ветерана МВД России Аркадия Бронникова, в СССР было примерно 25–30 миллионов татуированных заключённых начиная с 1960-х и до 1990-х годов.

У советской тюремной татуировки есть свои символы для того, чтобы отмечать сроки заключения, характер преступления, даже какие-то личные черты. Но из-за массового характера она многократно усложняется и становится удивительно подробным языком с огромным количеством знаков. После развала Советского Союза свет увидело множество тюремных архивов офицеров-криминалистов — Бронникова, Болдаева, Дубягина, изучавших татуировки заключённых многие годы. Самый знаменитый архив — Данцига Болдаева, насчитывающий 3000 татуировок, — опубликовало издание Fuel в виде трёхтомника Russian Criminal Tattoo.

«Россия долгое время жила в изоляции, и в результате всё в ней от политики до искусства пошло своеобразным путем, начало развиваться по своему, — рассказывает издатель книги Russian Criminal Tattoo Дэймон Мюррей. — Татуировки российского преступного мира в этом смысле — очень характерный пример».

Для тех, кто хотел татуировку, но не принадлежал ни к военным, ни к преступникам, оставалось несколько вариантов — попробовать научиться набивать самому или найти кого-нибудь, кто это делает неподалеку. Дворовую татуировка еще долго будут делать романтичные персонажи и бунтующие подростки. Как вспоминает Михаил Бастер, «еще в начале 80-х во дворе какие-то умельцы за стакан вермута кололи парусник одному знакомцу, отчаянному фанату Iron Maiden и Motӧrhead, — точно не из-за увлечения уголовной романтикой».

В 1980-х в советском союзе складываются субкультуры с выдержанным стилем — байкеры, панки и рокеры, в меньшей степени сюда же относятся и футбольные болельщики. Татуировка становится важным маркером принадлежности к субкультурной среде — у каждой группы появляется свой татуировщик, а у каждой из субкультур постепенно вырабатывается свой стиль. Для субкультурных татуировок оказываются важными два момента: во-первых, они противостоят — и часто даже вступают в открытый конфликт с тюремными татуировками. Во-вторых, субкультурная татуировка изобретает цвет — и тем самым еще сильнее противопоставляет себя татуировке тюремной.

«Поначалу, когда я был приверженцем панковского стиля, тусовка вся ограничивалась алкоголем и музыкой. А татуировка началась с журнала „Метал-Хаммер“. С фотографий группы „Роуз Тату“. В журнале этом была фотка маленькая, пять на три сантиметра, на ней эти парни, все в татуировках цветных. Я тогда в первый раз такое увидел. Информации тогда вообще не было, и журнал этот каким-то чудом попал к нам в руки. Причем впоследствии он был где-то утерян, но когда речь заходила о татуировках, мы его постоянно поминали как аргумент в дискуссиях о татуировках. Мы спорили, что круто, а что не круто, говорили, что видели на фотке цветные татуировки, но нам мало кто верил.

По возвращении в Севастополь я начал рисовать свои первые татуировочные эскизы. Тогда же пришло осознание того, что надо модернизировать татуировочную машину. Первая была сделана из бритвы, гитарной струны и пуговицы, всё это крепилось на пластилине. Я чувствовал, что это просто несерьёзная конструкция. Я выстругал из деревяшки по типу приклада этакую фигню, обмотал изолентой моторчик, купленный в „Детском мире“… Панкам наносились информационные дизайны, то есть элементы стиля плюс лозунги. При этом рисовал и срисовывал всё подряд»

Оценивать итоги советского времени непросто — с одной стороны, татуировка прошла долгий путь, с другой — кажется, что она топталась на месте. В советском союзе возник уникальный язык тюремных татуировок, который вызывает восхищение у лучших мировых мастеров — но при этом трудно воспринимать тюремную татуировку, как хоть сколько-нибудь искусство.

Татуировка в советское время в принципе лишена права относиться к искусству — «портаки», «наколки» и т д несут в себе множество разных целей и смыслов кроме одного, первичного для татуировки — украшать тело. И корни у этого феномена, наверное, глубже, чем просто гонения и запреты — татуировка всю свою историю развивается как подпольное искусство, и в одной из наших статей мы перечислили только несколько из этих запретов.

Тот факт, что татуировка в советское время не приобретает своей декоративности и эстетики, связан скорее с общей системой советских ценностей, в которой бытует пренебрежение мещанством и осуждение излишней заботы о внешнем виде — той системы ценнностей, результаты которой мы до сих пор пытаемся преодолеть. Смена этой парадигмы случается в самом конце советского времени — и именно в эту эпоху и появляются первые мастера с собственным почерком, которые будут определять татуировку в раннее постсоветское время.

Татуировка в советское время пребывает в тотальной изоляции и удивительным образом существует полностью без инструментария и контекста, развиваясь как своеобразная вещь в себе. Каждый, кто занимается татуировкой, вынужден изобретать собственную америку — смешивать красящую смесь, собирать машинки разных моделей. Советская татуировка проходит под грифом экспериментальной — но такой она будет оставаться еще долгие перестроечные годы.

Источники:

http://www.anews.com/p/66840914-tatuirovki-kotoryh-stoit-opasatsya-chto-znachat-ugolovnye-nakolki-18-foto/
http://www.mzk1.ru/2019/04/tyuremnye-tatuirovki/
http://m.fishki.net/1249205-istorija-tatuirovki-v-sovetskom-sojuze.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector