Она меня бьет: три реальные мужские истории. «Бить или не бить жену?» – пугает сам вопрос

«Бить или не бить жену?» – пугает сам вопрос

Во время недавней полемики вокруг вопроса о том, допустимым ли, с христианской и общечеловеческой точки зрения, методом перевоспитания «строптивой супруги» являются меры физического характера, я не мог не обратить внимания на одну существенную деталь… А именно – на искреннее недоумение некоторых мужчин: «как же быть, если она не слушается, а ее даже побить нельзя?».

Игумен Нектарий (Морозов)

Недоумение пугающее как в плане безопасности супруг таких мужей, так и в отношении их собственного душевного состояния.

Во-первых, мне искренне непонятно убеждение, согласно которому женщина является неким неполноценным существом, к которому мужчина должен относиться как к ребенку, нуждающемуся иногда в ласке, иногда в таске, а иногда и в хорошей порке.

И детей-то наказывать – дело самое последнее, то есть недоброе, то есть свидетельствующее о неспособности родителя достучаться до ума и сердца своего чада иными способами, выявляющее несостоятельность матери или отца как воспитателей.

Я понимаю, что многие «ревностные христиане», предпочитающие букву Писания его духу, начнут укорять меня: «Да что же он такое говорит? Он что, не помнит, что отец, жалеющий розг, не любит сына своего? (ср.: Притч. 13, 25)».

Но если упрямо следовать этой логике, то почему бы не вернуться к ветхозаветному же – око за око.

Сошлюсь, впрочем, на мнение святого отца, которого не только чту как великого угодника Божия, но и искренне люблю и уважаю как человека глубочайшей внутренней культуры, человека мудрого и рассудительного. Я имею в виду святителя Игнатия (Брянчанинова).

В письме одной своей корреспондентке, молодой маме, он очень убедительно пишет о том, что физическое наказание в отношении ребенка – ошибка. Конечно, кто-то скажет, что святитель был монахом и у него не было собственной семьи и детей… Но я не могу на этом основании подвергать его совет сомнению – и не только из-за того, что очевидно его соответствие духу христианской кротости и любви. Ведь если не было у святителя Игнатия жены и детей, то был он когда-то сам ребенком, с папой и мамой, братьями и сестрами, поэтому опыт жизни в семье, пусть и «с другой стороны», безусловно, у него есть.

Во-вторых, реальность, окружающая нас, такова, что, к сожалению, она свидетельствует: если в семье действительно есть кто-то вышедший из детского возраста, но, тем не менее, неразумный и нуждающийся в воспитании, то далеко не всегда это жена. Нередко это как раз муж.

Больше того скажу: как часто нам приходится иметь дело в храме с женщинами, мужья которых – пьющие, не работающие или работающие от случая к случаю, набравшие каких-то нереальных кредитов – попросту вынуждают жену не только взять на себя роль главы семьи, но и подъять подвиг терпения, могущий с течением времени из человека сотворить существо равноангельное.

И редко кто из таких жен задается вопросом: а не ломать ли мне мужа через колено? А не пороть ли его, когда к бутылке тянется?

А не спускать ли его в воспитательных же целях с лестницы, когда вдруг приходят документы, свидетельствующие об отсутствии платежей по кредиту, о котором супруга и не ведала даже? И который не кому-то, а ей теперь гасить, отказывая во всем себе и детям. Не говорю уже о случаях, когда муж в придачу ко всему упомянутому регулярно жене изменяет…

Не подумайте: я совсем не стремлюсь доказать, что «хуже» и «неразумнее» не женщины, а мужчины, я просто пытаюсь немного выровнять угол зрения на проблему, объяснить, что когда женщина требует уважения к себе, то она не обязательно феминистка, так же, как и мужчина, женщину уважающий, не зачисляется вследствие этого автоматически в подкаблучники. Наоборот как раз: уважение к женщине одно из непременных качеств настоящего мужчины. А агрессия – следствие страха перед ней и собственной беспомощности.

В-третьих. О «подкаблучниках» как раз. О том, почему я к этой проблеме решил вернуться. В разной форме звучал и продолжает звучать в интернет-дискуссиях «мужской» вопрос: «Что мне делать, если жена меня подавляет? Если она меня шантажирует? Если… загоняет под каблук?».

Я не считаю, что над этим вопросом можно просто посмеяться или, пожав плечами, попросту забыть о нем. Это вопрос серьезный. И делать с этим обязательно что-то надо, меры принимать необходимо. Только не физического характера, повторюсь, и не по отношению к жене, а по отношению к себе.

Долг мужчины по отношению к женщине в семье – быть ее надеждой и опорой, быть способным жену и детей содержать, быть способным о ней и о них заботиться (не говоря уже – любить: без этого условия и семья появляться на свет не должна).

Долг мужчины быть сильным – не только и не столько физически – сколько духом. Он должен вызывать уважение, доверие, с ним женщине должно быть хорошо и спокойно.

Это вещи аксиоматического характера, но их почему-то никто почти не помнит… Точно так же, как аксиомой является и следующее: если женщина находит подобного мужчину, то желания доминировать над ним, бороться с ним за первенство, за власть у нее, как правило, не возникает.

Читать еще:  Как привести фигуру в норму после родов. Несколько советов по устранению целлюлита. Что можно делать сразу после родов

Есть, безусловно, примеры в этом смысле патологические, когда женщина к власти действительно стремится, не может без нее жить, но проявляется это стремление не со временем, оно присутствует изначально (со временем женщина меняется в этом направлении, как правило, в двух случаях: когда мужчина предпочитает сидеть у нее на шее, делегировав ей свои права и полномочия, и когда он неразумно балует и тем самым развращает ее, точно так же предоставляя ей место на своей шее).

И тут все упирается в вопрос о том, насколько люди успели друг друга прежде женитьбы узнать, насколько ответственным был этот шаг, насколько серьезным. Глаза, и ум, и сердце есть ведь у всех… Только не пользуется ими зачастую человек по назначению, а так – эксплуатирует в некоторой степени.

А даже если и «ошибся» человек, предположим, мужчина, женился на «владычице морской» вместо кроткой и покорной овечки, то не фатальная это ошибка. И не экстремальными мерами проблема эта преодолевается. А какими. Да все теми же: будь сильным, мужественным, надежным и… умным. Если и правда оказалось так, что не ты нуждаешься в воспитании, а жена, то воспитывай, только не с засученными рукавами, а с головой к этому подходя.

Какими методами тут пользоваться? Не думаю, что нужно об этом распространяться здесь подробно, это скорее решается посредством частных консультаций с учетом всех ситуативных нюансов – с опытным священником или хорошим психологом. Но однозначно решается. Тут как и во всех подобных ситуациях трудно не узнать, что и как делать, а начать делать, то есть решиться на изменения – внутренние и внешние.

Дорогие мужчины! Женщина не может сделать мужчину подкаблучником, не может никуда его «загнать», подкаблучником он становится сам, когда от мужских своих обязанностей и качеств отказывается. И себя, а не жену надо ломать в такой ситуации об колено. И не ей говорить: «Пошла вон, коза дурная!» (прошу прощения за цитату), а себе: «Соберись, тряпка, стань наконец мужиком!». Это работает – реально работает.

P.S. Предвидя достаточно обычное при обсуждении таких вопросов недоумение-негодование (монах, а учит, как в семье жить!), сделаю необходимую оговорку. В наших современных условиях служащий на приходе (а впрочем, и в большинстве монастырей) священноинок находится в гуще тех же самых проблем, что и семейный священник. И если он является пастырем ответственным и неравнодушным, если он имеет соответствующий опыт служения и общения с людьми, то, конечно же, знает, что посоветовать человеку в сложной, в том числе и семейной ситуации, потому что таков его долг – и знать, и советовать.

Поверьте: оптинские старцы, наставлявшие массу мирских людей, в том числе и в вопросах совершенно житейских, семейных, делали это не только потому, что им всегда Духом открывалось, что посоветовать и что сказать, но и в силу своего пастырского и жизненного опыта.

Я постарался сказать в этом тексте о том, о чем нередко так или иначе приходится говорить у аналоя с крестом и Евангелием. И как священник я правда не раз видел, как менялась жизнь в семье, где хотя бы один человек соглашался не ждать пока изменится другой, не пытался этого другого изменить, а начинал с себя. Это тоже аксиома – и семейной, и просто – жизни.

Бить или не бить? История всеми осуждаемой мамы

Наверняка, многие мамы осудят меня, как и все психологи мира, за моё мнение, но всё же я попробую изложить свою историю в деталях. Может, для кого-то она станет поддержкой, а для кого-то наглядным примером, как можно поступать, а как поступать нежелательно.

Итак, начну издалека, чтобы читатель понимал, какого менталитета придерживаются в нашей семье (это также для тех, кто любит осуждать, не разобравшись как следует в вопросе). Мы с мужем долго пытались завести ребёнка. И вот к 35 годам, я, наконец, забеременела. Это было для нас настоящим чудом, непередаваемым счастьем. Мы тщательно готовились к самому главному событию в нашей жизни – появлению малыша. И вот, 30 июня я родила очаровательного мальчика. Назвали его Степаном, в честь батюшки, который вселил в нас веру в Бога и надежду на зачатие ребёнка.

Стёпочка рос не по дням, а по часам, быстро развивался. В 3 годика он уже умел считать до 10, а к 5 годам выучил русский и английский алфавиты. К слову, я его не заставляла, он сам тяготел к знаниям. Увлекался изучением динозавров, насекомых. Наша домашняя библиотека еженедельно пополнялась очередной книгой о его любимых животных. Я не переставала радоваться Степашкиным достижениями, его любознательностью и развитым не по годам интеллектом.

Малыш также очень хорошо разбирался в людях. Он легко манипулировал бабушкой и дедушками. Папа тоже входил в число его «жертв для раскрутки». Стёпа легко уговаривал их дать деньги на игрушку, купить мороженое, сводить на батуты в детский парк. В общем, крутил своими родными, как хотел.

Уже тогда (Степашке было 5 лет) я просила не приучать ребёнка к деньгам и подаркам, так как истерики в магазинах устраивал он только мне, причём, это выглядело так, будто я злая мама, которая никогда в жизни не покупала ему сладости и игрушки.

Однажды, будучи в одном из супермаркетов, Степаше приглянулся динозавр на пульте управления, который мило красовался на отдельной полочке. Стоил он, ни много ни мало, 4500 руб. Понятно, что раскошеливаться я не собиралась. Тут то и началось самое страшное. На мои уговоры и объяснения ему было всё равно. Он не слушал меня, вырывался. Дальше – хуже. Стёпа стал скидывать все товары с полок в магазине и кричать: «Ты меня не любишь, а папа, бабушка и дедушки да!». В тот момент я дико покраснела, люди стали оглядываться и бурчать явно нелицеприятные вещи.

В общем, пробегала я за ним по всему магазину, силком затащила в машину и уехала. Наверное, всем стало понятно, что продукты я так и не купила, да и путь мне в этот супермаркет был уже заказан. Даже под дулом пистолета я бы никогда туда не вернулась, ибо мне было так стыдно, что не передать словами.

Читать еще:  Платиновый химический. Что такое платина. Платина. Истории и легенды

Дома я поговорила с сыном, долго объясняла, что деньги зарабатываются трудом, и мама их не печатает. Также я упомянула, что вести себя таким вот образом нельзя и говорить, что родители не любят тоже. Стёпа послушно кивал головой. В общем, этот случай вскоре забылся. Я подумала, что такое больше не повторится. А зря.

Следующий «припадок» случился в школе-развивайке. Сразу же на первом занятии он встал и сказал учительнице, что мне это не интересно и, вообще, ни денег, ни подарков здесь не дают, поэтому я ухожу.

Я в это время гуляла на набережной рядом со школой. Звонок учительницы меня взбудоражил, ведь и половины занятия ещё не прошло. Она сказала, чтобы я быстрее возвращалась, так как мой сын встал и вышел за дверь.

Я примчалась в школу. Степаша уже вышел на улицу и, как ни в чём не бывало, нюхал цветочки и рассматривал жучков. На вопрос о том, что случилось, он фыркнул: «Больше я туда не вернусь». Я взяла его за руку и повела назад. И снова история повторилась. В вестибюле он сначала начал скидывать кубки с полок, затем упал на пол и сказал, что я злая, и он меня не любит. Сказать, что вахтёрша и все сидящие там родители были удивлены – ничего не сказать.

Я решила отвезти его домой и провести беседу там – в тихой обстановке, чтобы нас никто не слышал. И снова Степаша – божий одуванчик, послушно выслушивающий мамины объяснения и положительно кивающий в ответ. Словом, мы договорились, что вести он себя так больше никогда не будет.

Через день я опять повела его в «развивайку». Даже не дойдя до двери, он начал истерить и кричать что есть мочи. Вскользь я заметила, что при этом он поглядывает на людей, будто наблюдая за их реакцией.

Мне стало жутко неудобно и стыдно за своего ребёнка. Я начала успокаивать Стёпу. Но в ответ слышала только крики и укоры в том, что я его не люблю, потому что опять сюда привела.

И тут я не выдержала и сильно одёрнула его руку. Он, наконец, успокоился и испуганно посмотрел на меня. Затем я отвела его за угол. Там, да простят меня все психологи и мамы мира, шлёпнула пару раз по попе. Степеша сначала взвизгнул, явно не ожидая такого поворота, а затем замолчал и последовал в класс.

Занятия прошли хорошо. По дороге домой Стёпа всё время молчал. Я взяла инициативу в свои руки и заговорила с ним. Степаша спросил: «Мама, а ты теперь всегда будешь бить меня?». Я объяснила, что, если он будет понимать меня с первого раза и не делать на зло, то не буду.

Но на этом моя история не закончилась. Когда мы пришли домой, Стёпа бросился к папе и начал кричать, что мама больно меня била — специально. Он стал описывать весь процесс в мельчайших подробностях, естественно, многое приукрашивая. А затем с глазами, как у кота из мультфильма «Шрэк», сказал: «Пап, а ты купишь мне динозавра?».

Во время рассказа лицо моего мужа с каждой секундой менялось и становилось всё строже. Взгляд постоянно устремлялся на меня, а в глазах любимого супруга читалась злость и разочарование. Через несколько минут он встал, ни сказав ни слова, оделся и уехал. Приехал, как, наверное, догадались многие, с тем самым динозавром, из-за которого была устроена истерика в супермаркете. Мне стало до слёз обидно, но виду не подала, всё-таки вина какая-то в душе присутствовала, и я подумала, может, он поступает правильно.

После того, как Степеша уснул, муж меня спокойно, но так величаво, попросил, чтобы больше такого не повторялось. Я согласилась с ним, хотя, понимала, что страшного, по сути, ничего не произошло. Но объяснять ничего не стала, так как не хотелось всё это прокручивать заново.

На следующий день я повела сына в детский сад. Степаша увидел у своего друга машинку и стал отбирать её. Мальчик боролся за игрушку до последнего и, в конце концов, победил. Я поругала сына за плохое поведение. И тут началось снова — крики, оскорбления, катание по полу, упрёки в нелюбви к нему. Я отвела его за угол и ударила несколько раз, при этом даже не обратив внимание на то, что мимо проходили мамочки. Естественно, взгляд был осуждающим, но мне тогда было всё равно.

Я отвела его к воспитательнице и последовала домой. Вечером, забирая Стёпу из детского сада, воспитательница отвела меня в сторону и рассказала душещипательную историю о том, как я целыми днями напролёт бью своего сына. Я сразу поняла, что поведал ей о своём «бедном существовании» Степан, а подлили масла в огонь те самые мамочки, которые видели, как я за углом, по их словам, «избивала» ребёнка.

Воспитательница тайком от меня поспешила позвонить мужу. Я это поняла по приходу домой: любимый супруг сидел с таким лицом, будто был обижен на весь мир. Последовал разговор, в ходе которого я рассказала свою правду. Муж, естественно, мне не поверил и постоянно повторял одну и ту же фразу: «Можно всё решать словами — мы же договаривались».

Тогда диалог был прекращён фразой: «Теперь будешь водить его в сад и школу сам». Потом я добавила: «И не забудь, вместе с мамой, купить ему за такое поведение подарок».

Так и сделали. Перед работой муж заскочил в сад, а после него отвёл Степашу в «развивайку». Вечером я — отдохнувшая — встретила их с улыбкой и приятным запахом мясного пирога с кухни. Но у супруга явно не было настроения трапезничать и улыбаться мне в ответ. На мой вопрос о том, что случилось, сразу последовал ответ: «Он невозможен, я, просто, в шоке».

Затем я услышала историю о том, как Стёпа требовал у папы ту же машинку, что и у его друга Коли. К слову, стоила она 2000 руб. Естественно, мой муж не собирался её покупать. И тут история повторилась точь-в-точь, как и со мной. Но, вместо «ты меня не любишь», сын говорил «у тебя есть деньги, ты мне врёшь». После этого Стёпа нацелился на игрушечное ружьё. Когда папа снова отказал, с полки полетело всё, что там лежало. Вот так. Как он разрешил эту ситуацию, я не спрашивала, но я явно не словами (об этом говорило обиженное и заплаканное лицо Стёпы).

Читать еще:  Что делать, если муж охладел к жене: как вернуть былые чувства. Муж охладел к жене почему

С тех пор, пусть меня осуждает кто хочет, я стала при каждой такой истерике бить Степашу по попе. Со временем «припадков» становилось всё меньше. Папа больше в наши разборки не лез, как и бабушка с дедушками, которые пережили ту же самую историю с супермаркетом. Муж только, когда Стёпа не слушался, доставал ремень из шкафа и начинал бить им по дивану. Сын сразу успокаивался. Сразу хочу сказать: ремнём ребёнка никто не бил. Стёпа сам, видимо, понимал, что это больно.

Да, мне приходилось бить Стёпу на глазах у других родителей. Они меня осуждали, некоторые даже в мой адрес кидали оскорбления. Поначалу я переживала, а затем мне стало всё равно. Ведь это моя жизнь и мои методы воспитания. Сейчас Степаше 7 лет. С уверенностью могу сказать, что сын у меня умничка. Он слушается с полуслова, любит и уважает родителей, хотя и иногда получает по попе. Деньги мы ему даём только, когда сами захотим, чтобы он не приучался.

Сразу хочу сказать тем, кто говорит о каких-то разговорах, объяснениях. Степан их не слышал и не хотел слышать. Да, я понимаю, что виноваты в некоторых моментах наши родители и муж, которые приучили его с раннего детства к деньгам и к тому, что всего желаемого можно достичь с помощью манипуляций и истерик, но исправлять это было уже слишком поздно. Поэтому я выбрала такой способ, и, думаю, несмотря на общественное мнение, что поступаю правильно.

ЧИТАЕМ ТАКЖЕ:

Дмитрий Карпачев: Как наказывать детей? Бить или не бить ребенка? Психическое развитие детей

«Бить или не бить жену?» — «Битие определяет сознание. «

«Домострой», приучавший русских хозяек к аккуратности, бережливости, порядку и чистоте в доме (вплоть до «измыто, и выскреблено, и вытерто» и чтобы оказаться в избе было «как в раи воити»), напоминал о суровом мужнином долге, который появлялся у хозяина тотчас, как только жена уклонялась от священной обязанности вести дом. Мужу следовало уметь не только «жену наказывати всяким разсужением», но, ежели таковая «не слушает и не внимает, и не боитца», но и применить более чувствительные меры наказания, нежели «разсужение».

Чтобы жена на расслаблялась, «Домострой» советует мужу взять плёточку и отстегать жёнушку как следует — за закрытыми дверьми, не перед слугами. Стегая, нужно поучить её словесно. Давать жене в ухо или глаз «Домострой» не советует: ведь жена может ослепнуть или оглохнуть. Пинать и бить кулаком по сердцу тоже не рекомендуется. Нежелательно лупить супругу посохом или колоть чем-нибудь железным. Что касается плети, то и ею надо бить бережно, «разумно и болно и страшно и здорова». Прежде чем начать бить, надо снять с жены рубашку. Полосовать плёткой следует не за что попало, а лишь в случае страшного ослушания или небрежения.

Немного иной сценарий воспитания жён разработан современными исламскими авторами, проживающими в Саудовской Аравии и Иране.

Мохамед Камаль Мустафа, сочинитель труда «Женщина в исламе», к примеру, считает, что женщину лучше бить прутом — не слишком толстым, ведь удары должны принести ей «не физические, а духовные страдания». Очевидно, духовное перевоспитание супруги будет тем скорее, чем точнее окажутся удары, наносимые ей воспитателем. К чему это мы? А к тому, что автор книги советует мужьям «наносить удары по чувствительным частям тела: лицу, груди, животу, голове и так далее».

Если представить, что у г-на Мохамеда Камаля Мустафы, угрожающего женским лицам, грудям, животам «и так далее» прутом (ладно, не куском арматуры), есть страничка в каком-нибудь «Фейсбуке», то можно предположить, что в его друзьях-читателях женщины не состоят.

Есть, впрочем, и куда более мягкое мнение в отношении женских видов наказания. Доктор-саудит Гази аль-Шимари утверждает, что бить женщину по лицу не стоит. Вот по другим местам — это да. Только удары должны быть несильными.

Джордж Буш-младший, будучи губернатором Техаса, принял один закон, в соответствии с которым преступнику следовало устно или письменно предупредить свою жертву о предстоящем преступлении, причём не менее чем за 24 часа до его совершения. В предупреждении нужно было описать затеваемое преступление, а иначе суд признает, что имели место отягчающие обстоятельства.

Доктор аль-Шимари, в полном соответствии с гениальными законодательными построениями мистера Буша, считает, что муж должен предупреждать жену о количестве ударов, которые она вот-вот получит.

Этот арабский специалист рекомендует в иных случаях (видимо, особенно мягких) избивать жену зубной щёткой. Прогрессивный учёный не одобряет битьё жён стеклянной посудой, например, тарелками или бутылками с водой. Не советует он и наносить удары ножом.

А вот ещё один специалист-воспитатель. Некто Джордж Буске, автор книжки «Секс-этикет в исламе», заявляет, что при избиении женщины главное… не изувечить самого себя. Женщины, знаете ли, встречаются разные. Писатель рекомендует «худую женщину… бить тростью, полную — раскрытой ладонью, а крепкую — кулаком».

Насчёт тростей и кулаков не уверены работники телеканала «Аль-Джазира», ведущие еженедельной программы «Шариат и жизнь». Они полагают, что вообще физическое насилие подходит для воспитания лишь той женщины, которая «воспринимает этот процесс нормально». Если жена бывает унижаема телесным наказанием, то бить её не следует.

Вот оно как. И кто же «воспринимает этот процесс нормально»? Мазохистки?

Дальше других пошёл автор книги «О подчинении женщины в исламе» Гассан Аша. Этот товарищ объяснил, за что и когда следует бить жену. Физический метод воспитания уместен в тех случаях, если жена отказывается прихорашиваться перед встречей с мужем, пренебрегает религиозными обязанностями, без разрешения покидает дом и не хочет удовлетворять сексуальные потребности мужа.

Источники:

http://www.pravmir.ru/bit-ili-ne-bit-zhenu-pugaet-sam-vopros/
http://razvitie-krohi.ru/psihologiya-detey/bit-ili-ne-bit-istoriya-vsemi-osuzhdaemoy-mamyi.html
http://dmitryjewski.livejournal.com/34493.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector