Психология насилия в семье: как разрешить ситуацию? Женская модель поведения. Одни считают, что применение физической силы во время ссоры между супругами не может быть оправдано. Другие считают, что в некоторых случаях применение физической силы в супруже

Проблема насилия в современной семье

Домашнее насилие существует со времени возникновения семьи и брака. В США этой проблемой с 1960-х годов занимаются специалисты ведущих социальных институтов. В России о домашнем насилии впервые поднят вопрос в середине 1990-х годов, когда появились научные исследования и законодательства. В значительной мере благодаря социальным работникам и врачам общество стало проявлять беспокойство по поводу роста насилия, применяемого к близким людям.

К сожалению, до сих пор остается открытым вопрос о реальных масштабах насилия в современных российских семьях, требует доработки и правовая база социальной защиты от насилия в семье. (С 1994 г. в Государственной Думе РФ только однажды обсуждался вопрос о семейном насилии, но никаких законодательных актов не принято.)

Наиболее часто в нашей стране органами милиции регистрируются следующие формы семейного насилия: побои (ст. 116); истязание (ст. 117); насильственные действия сексуального характера (ст. 132); похищение человека, ребенка (ст. 126); умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), средней тяжести (ст. 112), причинение легкого вреда здоровью (ст. 115); доведение до самоубийства (ст. ПО); угроза убийством (ст. 119); убийство (ст. 105). Насилие может быть направлено на любого члена семьи, однако реальные факты свидетельствуют, что 95% переживших домашнее насилие – жен-шины. По некоторым данным, каждая четвертая женщина в России подвергается насилию в семье. Однако и виновниками жесткого обращения с детьми чаще оказываются женщины-матери – 60%, реже мужчины-отцы – 39%. Конфликты с актом насилия возникают между супругами – 65% случаев, между родителями и взрослыми детьми – 28%, между детьми – 7%. В целом родители осуществляют насилие в отношении детей в 65% случаев, а дети против родителей – в 35% случаев. Около 90% злостных деяний в семье носит ситуативный, импульсивный характер.

Домашнее насилие включает в себя синдром насильственного поведения, которое в основном включает в себя:

– нанесение или угроза нанесения телесных повреждений;

– психологическая жестокость (угрозы, запугивания, власть над жертвой);

– прогрессирующая социальная изоляция. Выделяют следующие виды семейного насилия:

1. Физическое – избиение, пощечины, бросание в жертву различных предметов, использование оружия.

2. Сексуальное – принуждение к сексуальным отношениям.

3. Экономическое – изоляция от работы вне дома, лишение собственных материальных средств.

4. Духовное – принудительная смена вероисповедания, мировоззрения, навязывание чуждых ценностей.

5. Эмоционально-психологическое – унижение собственного достоинства жертвы, внушение мысли, что женщина (мужчина) плохо выполняет свою роль в семье, запрет на общение с близкими людьми (родственниками, друзьями), угрозы, шантаж, манипулирование детьми, запугивание.

Домашнее насилие – это повторяющийся с увеличением частоты цикл. Он имеет три фазы. К первой относится период, в течение которого насильник становится раздражительным, злится, ищет выхода для своей агрессии, в семье нарастает напряжение. Во второй фазе скопившееся напряжение выливается во взрыв, т.е. в сам акт насилия любой формы. Это может длиться несколько минут или несколько часов. Третья фаза – период раскаяния и относительного спокойствия, когда насильник сожалеет о содеянном. Он просит прощения, дарит подарки, заглаживает свою вину. И пострадавший верит его искренности и вновь попадает в эту ловушку. Именно эта фаза создает иллюзию, что возможно улучшение жизни, что насильник, наконец, все осознал. Долго эта фаза не может продолжаться. Напряжение в семье снова начинает нарастать. Третья фаза опять переходит в первую, а затем во вторую. Круг замкнулся. С течением времени период примирения уменьшается и, даже может исчезнуть совсем, а период насилия увеличивается.

В обществе существуют мифы, отчасти оправдывающие домашнее насилие. Мы приводим некоторые из них и даем их опровержение.

Миф 1. Домашнее насилие не преступление, а просто скандал, семейное дело, в которое не нужно вмешиваться. Факт. Домашнее насилие – это уголовно наказуемое преступление. Во многих странах юристы и адвокаты, специализирующиеся на защите прав личности, считают, что домашнее насилие занимает одно из первых мест среди всех видов преступности. Согласно данным отчета МВД за 2000 г., 80% всех преступлений, связанных с применением насилия, совершаются дома.

Миф 2. Злоупотребление алкоголемглавная причина домашнего насилия.

Факт. Употребление алкоголя, безусловно, снижает способность контролировать поведение. Но нельзя сказать, что насильник, даже если пьян, действует бессознательно. Он чаще всего выбирает место и время для избиения, чтобы оно было без свидетелей и его последствия не были бы обнаружены. В то же время среди обидчиков много мужчин, не употребляющих алкоголь. Некоторые, пройдя лечение от алкоголизма, продолжали быть агрессивными и жестокими по отношению к близким. Развенчивает этот миф и статистика. По последним данным, в России зарегистрировано 2 млн алкоголиков и в 2 раза больше семейных тиранов.

Миф 3. Домашнее насилие возможно только в семьях низкого социального уровня.

Факт. Домашнее насилие не имеет социальных границ. Опыт работы “телефонов доверия” показывает, что насилие происходит во всех социальных группах. Обидчиками могут быть и ученые, и бизнесмены, люди как с высшим образованием, так и с более низким уровнем образованности, как с высоким материальным благополучием, так и находящиеся на грани нищеты.

Миф 4. Если бы женщина хотела, она могла бы уйти от мужа-насильника. Битые жены любят, чтобы их били, иначе они не стали бы терпеть.

Факт. Есть много причин, мешающих женщинам уйти от обидчика: стыдно сказать посторонним о случившемся, страшно, что обидчик еще больше рассвирепеет и станет бить чаще, жилищные проблемы, экономическая зависимость, недостаток поддержки от друзей и финансовой помощи, эмоциональная привязанность к мужу. Чаще всего действует совокупность причин. Самый опасный период для женщины наступает после того, как она принимает решение оставить своего обидчика. В этой ситуации мужчина может стать более агрессивным в связи с возможностью потерять свою “собственность”.

Миф 5. Детям нужен их отец, даже если он агрессивен. Я остаюсь только из-за детей.

Факт. Без сомнения, дети нуждаются в матери и в отце. Однако дети, живущие в условиях насилия в семье, отличаются от своих сверстников повышенной тревожностью, утомляемостью, психосоматическими расстройствами, нарушениями в психологической сфере. По мнению психологов, дети, выросшие в семьях с домашним насилием, в будущем переносят примерно такую же модель поведения в собственную семью. Они сами становятся тиранами или безответными жертвами.

Миф 6. Женщина сама чаще всего виновата, провоцирует насилие.

Факт. Существует множество ненасильственных способов разрешения конфликтов, к сожалению, насильник их не использует. Он найдет причину придраться к чему угодно, чтобы сбросить накопившееся напряжение. Никто не застрахован от ошибок, и ответственность полностью лежит на том, кто выбирает форму реакции, агрессии.

Читать еще:  Декор ко дню святого Валентина — идеи украшения к празднику своими руками. Оригинальные идеи ко Дню cвятого Валентина

Миф 7. Люди, подвергающие насилию членов семьи, психически нездоровы, ведут себя одинаково агрессивно в отношениях со всеми. Факт. Как правило, обидчики ведут “нормальный” образ жизни за исключением тех моментов, когда они не контролируют вспышки агрессивного поведения. Их социальный статус может быть довольно высоким, они могут занимать руководящие посты, вести активную социальную жизнь, быть успешными в обществе. Большинство из них способны контролировать свое поведение и понимают, где и по отношению к кому можно проявлять агрессивные эмоции.

Миф 8. Однажды обидчикнавсегда обидчик, однажды подвергшийся насилиюнавсегда жертва.

Факт. Если верна теория психологически приобретенного насильственного поведения, обидчиков можно научить навыкам неагрессивного поведения.

В свою очередь, пройдя консультирование у специалистов, пострадавший может возвратиться к “нормальной” жизни, если цикл насилия разорван и он не находится в ситуации опасности.

Все люди, имеющие склонность к применению насилия в отношении близких, имеют общие характерологические черты:

• убеждены в правильности всех стереотипов о насильственных отношениях например, только мужчина может быть “хозяином в доме”;

• агрессивны с детьми и домашними животными;

• перекладывают вину за свои действия на других;

• представляют собой двойственную личность;

• не осознают, что агрессивное поведение может иметь серьезные последствия;

• стараются изолировать женщину от каких-либо занятий вне дома или общения с другими людьми;

• грозят покончить с собой, если женщина (или мужчина) пытается разорвать отношения;

• оправдывают акты насилия алкогольным или наркотическим опьянением;

• часто используют агрессию в сексуальных отношениях с целью повышения самооценки;

• совершают словесное насилие по отношению к другим;

• переносят в свою семью опыт насилия, полученный в родительской семье.

Любое проявление домашнего насилия является психологической травмой для пострадавшего, суть которой – утрата контроля над собой, своей жизнью, телом, чувствами. Психологическая травма сопровождается сильной душевной болью, человеку хочется избавиться от нее, и он как бы “собирает в комочек” болезненные переживания, отделяя их от себя, не выпуская наружу. Но с течением времени наступает истощение сил для подавления эмоций, и порой достаточно нанести еще одну небольшую рану, чтобы долго сдерживаемые эмоции вырвались наружу и человек потерял контроль над собой и даже совершил убийство. В особой степени это относится к женщине (так называемый синдром избиваемой женщины). В подтверждение лишь одна цифра: в 1997 г. 3000 женщин в нашей стране убили своих партнеров по жизни, но в 9 из 10 случаев преступницы ранее в течение долгого времени сами подвергались насилию.

У пострадавших от насилия наблюдаются все признаки травматического стресса. Приведем некоторые:

1. Повторяющееся переживание событий (воспоминания, сны, галлюцинации, т.е. физиологические реакции).

2. Равнодушие, снижение интереса к тому, что раньше занимало, привлекало внимание.

3. Чувство отстраненности, отчужденности от других, ощущение одиночества.

4. Притупление эмоций (их слабая выраженность).

5. Чувство укороченного будущего (ожидание скорой смерти).

6. Другие симптомы:

– проблемы со сном;

– раздражительность или вспышки гнева;

– нарушение памяти и концентрации внимания;

– сверхбдительность (следит за всеми, словно повсюду угрожает опасность);

– депрессия (нервное истощение, апатия, отрицательное отношение к жизни);

– мысли о самоубийстве;

– самообвинение (за неправильное поведение);

– злоупотребление наркотическими лекарствами, алкоголем.

Каждый человек по-разному справляется с последствиями травмы, и чем чаще она повторялась, тем дольше будут длиться болезненные реакции. Разговор с социальным работником о пережитом насилии может оказаться жизненно необходимым, помочь избавиться от изоляции, т.е. стать первым этапом при исцелении травмы.

178.62.190.222 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Физическое насилие в паре: 5 фактов, о которых мы не знаем

Как связаны драки между партнерами с уровнем сахара в крови, куклами вуду и нашей склонностью мерить всех по себе? Пять экспериментов, которые помогают лучше понять механизмы семейного насилия.

Если физическое насилие существует в обществе, оно неизбежно существует и в семье. Но его масштабы оценить трудно: тычки и пинки, как правило, не получают огласки, а в наиболее вопиющих случаях, когда могла бы помочь криминальная статистика, российские цифры оказываются ненадежными.

Чаще всего общество закрывает глаза на истории про семейное насилие. Или даже обвиняет жертву, как в случае Екатерины Архаровой, которую избил муж, Марат Башаров, а журналисты позволяли себе намекать, что раз она снималась обнаженной в журналах для взрослых, то, значит, дело тут не совсем чисто, сама дала повод. Во многих случаях огласка случаев физического насилия в отношении женщин вызывает недоумение: зачем терпела, почему не ушла? Может быть, ее это устраивало, может, это у них сексуальные игры такие? К слову, история Архаровой тоже дала повод для таких пересудов, поскольку, по словам адвоката актрисы, добиваться наказания для мужа она не намерена.

Эти два типа реакции – игнорирование и недоумение – свидетельствуют о том, как мало мы осведомлены о причинах насилия в семье: откуда берутся агрессоры и как они ищут жертву, как меняется состояние и поведение жертвы, долгое время находящейся в ситуации насилия. Мы выбрали пять самых характерных исследований последних лет, в которых есть анализ психологических механизмов супружеского насилия.

Ревность – главный спусковой крючок насилия

В исследовании 2012 года, проведенном семейными специалистами из Университета штата Огайо, участвовали 17 мужчин, отбывавших в тюрьмах штата Вашингтон наказание за акты жестокого домашнего насилия, повлекшего тяжкие последствия, и их партнерши (или бывшие партнерши), пострадавшие от нападений*.

Материалом для анализа стали телефонные разговоры этих пар совокупной продолжительностью до 4 часов каждый (все участники знали, что разговоры записываются для целей исследования). Анализ тем, затронутых в разговорах, позволил выявить основные факторы насилия в этих семьях. Среди них – обычные «подозреваемые»: алкоголь, наркотики, традиционное распределение ролей в семье, часто подкрепляемое религиозными убеждениями. Но самым мощным триггером актов насилия стала ревность, а точнее – обвинения в сексуальной измене, причем неважно, кто кого подозревал и обвинял, результат один: женщина жестоко избита и изувечена. Так что для помогающих специалистов, да и просто для родных и друзей пары сексуальная ревность – тревожный сигнал того, что угроза физического насилия вполне реальна. Там, где она возникает, женщины попадают в группу риска.

Агрессивные партнеры уверены: таких, как они, много

Специалисты Университета штата Вашингтон в 2010 году работали с группой из 124 мужчин, совершивших перед этим акты насилия в отношении своих партнерш**. Их спросили, насколько, по их мнению, в стране распространены побои. Оказалось, любители распускать руки преувеличивают массовость такого поведения, причем в разы. Члены этой группы считали, что различными предметами в партнершу когда-либо швыряли 27,6% мужчин, в то время как по официальным данным таких всего 11,9%. Опрошенные также верят, будто 23,6% мужчин когда-либо принуждали своих подруг заняться сексом, тогда как на самом деле «партнерское сексуальное насилие» совершали лишь 7,9% мужчин.

Где здесь причина, а где следствие? Может быть, эти мужчины позволили себе поднять руку на партнерш, поскольку думали, что многие так делают. А может быть и наоборот: сначала прибегли к насилию, а потом уже для самооправдания убедили себя в повальной распространенности этого явления. Однако, как заметила один из авторов исследования, специалист в области социальной работы Дениз Уокер (Denise Walker), опыт работы с пьющими студентами показывает: если развеять их завышенные представления о масштабах пьянства, они действительно начинают меньше пить.

Читать еще:  Валуев биография семья. Николай Валуев: краткая биография, фото, видео.

Известно, что защитники жен, переживших супружеское насилие, иногда преувеличивают масштабы этого несчастья. Делают они это из лучших побуждений, стремясь привлечь внимание общественности и пробудить сочувствие к жертвам побоев. Но, как показывает это исследование, такая тактика может привести к прямо противоположному эффекту.

Расстаться с агрессором недостаточно, чтобы почувствовать себя лучше

В том же 2010 году в Университете штата Огайо решили выяснить, как себя чувствуют женщины (точнее – женщины с детьми), которым все же удалось расстаться с насильником***. Материалом для исследования стала собранная ранее база данных, в которую были включены 2400 недавно родивших женщин с низким доходом, в основном из числа этнических меньшинств, живших с отцом их ребенка. Женщин разбили на три группы по типу отношений с этим мужчиной: нормальные, то есть без насилия, «контролирующие», то есть такие, где муж давит на жену психологически, унижает ее и контролирует ее жизнь, и отношения, в которых присутствует физическое насилие в семье. Спустя два года со всеми этими женщинами связались и выяснили, как у них дела.

Оказалось, что уровень депрессии и тревожности усилился у всех участниц, хотя и в разной степени, в том числе и тех, чьи отношения с мужем вполне благополучны. Руководитель исследования психолог Кейт Эдкинс (Kate Adkins) объясняет это спецификой выборки и изначально трудным социальным положением женщин, попавших в поле зрения ученых. Но вот неожиданный результат: женщины, ушедшие от мужа («насильника» или «надзирателя»), чувствовали себя не лучше, чем те, кому не удалось разорвать отношения. Иными словами, пострадавшая от психологического или физического насилия женщина остается травмированной еще некоторое время после того, как рассталась с «источником травмы».

Авторы работы объясняют это тем, что обидчик – еще и отец ребенка, и, соответственно, какие-то контакты с ним приходится поддерживать. Кроме того, расставание с мужем-деспотом – колоссальный стресс, в особенности для женщин с низким доходом: нужно найти жилье, обеспечивать себя и ребенка, заново учиться строить отношения с окружающими… Но если у женщины были близкие – друзья или родственники, – которые ее поддерживали, справляться с трудностями ей было значительно легче и ее душевное состояние оказывалось лучше. Это означает, что помощь пострадавшим от семейного насилия необходима еще некоторое (довольно долгое) время после расставания с агрессором.

Арест мужа-насильника повышает риск смерти его жены

Риск преждевременной смерти у женщин, чьи партнеры были арестованы за домашнее насилие, увеличивается на 64%. Причем это не убийства, самоубийства, несчастные случаи или смерть от побоев, а самые обычные, «мирные» смерти от сердечно-сосудистых заболеваний или рака. К такому выводу пришла команда криминологов, изучившая 25 лет спустя результаты «Эксперимента о домашнем насилии в Милуоки», проводившегося в 1987–1988 годах****. Эксперимент состоял, в частности, в том, что по обращениям в полицию 1125 женщин, которых избивали мужья, меры принимались на основе случайной выборки: в 2/3 случаев агрессора брали под арест и отправляли в тюрьму, а в 1/3 случаев полицейские ограничивались предупреждением, после чего уезжали.

Почему арест мужа-агрессора ускоряет смерть женщины? Одно из возможных объяснений состоит в том, что арест стимулирует развитие посттравматического стрессового расстройства, которое, и это уже известно, связано с преждевременной смертью. В любом случае практика ареста агрессора во всех случаях домашнего насилия, как это принято в США, как выясняется, имеет серьезные «побочные эффекты».

Глюкоза делает нас менее жестокими

Это весной опубликованы результаты двух экспериментов, которые психолог Брэд Бушман (Brad Bushman) и его коллеги вели в течение трех лет*****. В исследовании приняли участие 107 супружеских пар. Вначале их попросили заполнить анкеты с вопросами о степени удовлетворенности отношениями с мужем либо женой, а потом снабдили глюкометрами, чтобы на протяжении трех недель ежедневно утром и вечером замерять уровень сахара в крови. Но не только это. Каждому выдали куклу вуду, символизирующую супруга, 51 булавку и задание: ежевечерне уединяться и втыкать в куклу столько булавок, сколько хочется, в зависимости от того, насколько участник сегодня был зол на мужа или жену.

Второй эксперимент с теми же самыми участниками прошел в лаборатории. Мужей и жен разделили и предложили видеоигру, суть которой – как можно скорее нажать кнопку при появлении на экране красного квадрата. Им сказали, что они соревнуются друг с другом и что победитель в каждой попытке получает право дать неприятный звуковой сигнал, который партнер услышит через наушники, причем насколько громким и долгим будет этот сигнал, вправе решать сам победитель. В обоих экспериментах исследователи выявили четкую зависимость: чем ниже содержание сахара в крови, тем более жесток человек, как мужчина, так и женщина, к партнеру, тем больше он булавок втыкает в куклу вуду и тем более громкие и долгие звуковые сигналы подает. Брэд Бушман объясняет полученный результат тем, что глюкоза питает мозг: при ее нехватке мы перестаем сдерживать агрессию, потому что глупеем. Поэтому самая простая рекомендация семейным парам выглядит так: не затевать выяснение отношений на голодный желудок.

* «Sexual Infidelity as Trigger for Intimate Partner Violence». Journal of Women’s Health, September 2012.

** «Normative Misperceptions of Abuse Among Perpetrators of Intimate Partner Violence», Violence Against Women, April 2010.

*** «The Mental Health of Mothers and Fathers Before and After Cohabitation and Marital Dissolution», Social Science Research. September 2010.

**** «Increased death rates of domestic violence victims from arresting vs. warning suspects in the Milwaukee Domestic Violence Experiment (MilDVE)», Journal of Experimental Criminology, March 2014.

***** «Low glucose relates to greater aggression in married couples», Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, April 2014.

Начиная с 60-х гг. тема насилия и агрессии становится одной из актуальных, а сам ХХ век — «веком беспокойства о насилии».

В настоящее время не существует единого мнения о первопричине домашнего насилия. Исследователями данной проблемы было предложено множество теорий — от наличия психических нарушений до влияния социокультурных ценностей и социальной организации. Основные споры развернулись между последователями психологических теорий и теми, кто верит в социальную причинность. Психологи установили особую роль в росте насилия таких психических факторов, как ослабление управления инстинктами, разочарование, агрессивность, алкоголизм и психопатология. Приверженцы теории социальной причинности концентрируют внимание на культурных нормах, провоцирующих насилие, на патриархальной социальной структуре, благоприятствующей доминирующей роли мужчин.

В психологии существует множество объяснений насилия. Так, психоанализ видит в нем перенесение индивидом примитивного влечения к смерти, которое З. Фрейд называл «инстинктом смерти», с самого себя на внешние объекты. Необихевиоризм считает насилие следствием фрустраций, претерпеваемых личностью в процессе социального научения (А. Бандура). Интеракционизм — следствием объективного «конфликта интересов», «несовместимости целей» отдельных личностей и социальных групп (Д. Кэмпбелл). Когнитивизм рассматривает насилие как результат «диссонансов» И «несоответствий» в познавательной сфере субъекта (Л. Фестингер).

При всей серьезности проблемы отношение к ней в нашей стране снисходительно-терпимое.

Факты насилия в семье не принято придавать огласке: считается, что это внутрисемейное дело. Под статьи Уголовного кодекса подпадают действия с очевидным и ощутимым ущербом для здоровья — убийства, телесные повреждения, истязания. До сих пор не разработан федеральный закон о предотвращении насилия в семье.

Читать еще:  Цитаты о расставании с любимым. Как пережить расставание с любимым? Советы психолога

Замалчивание проблем внутрисемейного насилия порождает неверное представления о том, что именно считать насилием в семье и каковы реальные масштабы этого явления.

В связи с этим, цель данной работы — изучить психологические особенности женщин, подвергавшихся домашнему насилию.

Объект — насилие над женщинами в семье.

Предмет — психологические особенности женщин, подвергавшихся домашнему насилию.

Гипотеза: женщины, подвергавшиеся домашнему насилию, характеризуются высоким уровнем невротизма, спонтанной агрессивности, депрессивности, раздражительности, застенчивости, эмоциональной лабильности феминизма, низким уровнем уравновешенности.

НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ КАК ФАКТОР СЕМЕЙНОГО НАРУШЕНИЯ

Насилие и агрессия в семье

То, что люди в семье часто совершают опасные агрессивные действия, вряд ли подлежит обсуждению. Тем не менее, вопрос о том, почему они предпринимают подобные действия, долго был предметом серьезной дискуссии. При всем разнообразии противоречивых теоретических оснований большинство из них попадают под одну из четырех следующих категорий. Агрессия относится в первую очередь к:

1) врожденным побуждениям или задаткам (психоаналитический подход 3. Фрейда, этологический подход К. Лоренца, социобиологический подход);

2) потребностям, активизируемым внешними стимулами (теория фрустрации-агрессии Долларда, теория посылов к агрессии Берковица, теория переноса возбуждения 3ильманна);

3) познавательным и эмоциональным процессам (модель образования новых когнитивных связей Берковица, модель агрессивного поведения 3ильманна);

4) актуальным социальным условиям, в сочетании с предшествующим научением (теория социального научения Бандуры) Конрад Л. Агрессия. — М.: Слово, 1994. — С. 23..

Агрессивность, в отличие от агрессии, это та черта личности, которая в научной литературе описывается как склонность к действиям, причиняющим физический или психологический вред, ущерб другим людям Антье Э. Агрессивнсть. — М.: Фаир-Пресс, 2006. — С. 9..

Кроме того, и насилие и агрессия в семье порождаются, главным образом, различием в возможностях проявления власти. Один член семьи, например муж или отец, имеет возможность заставлять остальных домочадцев выполнять свою волю вследствие наличия у него большей физической силы или существования в обществе определённых норм поведения. Его жена и дети не имеют экономических, социальных, психологических или физических возможностей, чтобы оказать ему реальное сопротивление. Это различие в возможностях проявления власти, вероятно, позволяет доминирующей в семье личности третировать более слабых домочадцев, не выполняющих его желании Алексеева Л.С. Проблемы жестокого обращения с детьми // Педагогика. — 2006. — №5. — С. 42..

Насилие порождает насилие, так утверждают исследователи проблем семьи. Люди, которые подверглись насилию в детстве, обычно также приобретают склонность к агрессии Там же — С. 44.. Разумеется, у этого правила есть и исключения, и некоторые специалисты по проблемам семьи задаются вопросом о том, имеются ли реальные доказательства того, что формы жестокого поведения передаются от поколения к поколению. Однако накапливаемые результаты исследований все больше свидетельствуют в пользу обоснованности понятия цикла насилия Там же — С. 45..

Исследования, проведённые в 1975 году, выявили закономерность: чем чаще мужчина или женщина подвергались мерам физического воздействия в детстве, тем выше была вероятность их жестокого обращения с будущей женой или мужем, так же родители, наиболее чисто подвергавшиеся телесным наказаниям в своей семье (согласно их собственным воспоминаниям), оказались среди тех, кто с наибольшей вероятностью были способны на жестокое обращение со своими детьми Гетц О. Уберечь семью // Социальное обеспечение. — 2005. — №8. — С. 23.. Согласно тем же данным, мужчины, видевшие в детстве дерущихся родителей, становились агрессивными мужьями в два раза чаще, чем мужчины, не наблюдавшие в детстве подобных семейных сцен. В исследовании Хоталинга и Шугармена в 90% проанализированных ими работ было установлено, что избивающие своих жен мужья чаще, по сравнению с нормальными мужчинами, были свидетелями случаев проявления агрессии в своей семье. Те же авторы установили, что избиваемые женщины также часто наблюдали в детстве сцены насилия в своих семьях Гетц О. Указ. соч. — С. 23..

Одни и те же факторы, которые объясняют жестокое обращение с детьми и избиение жены, объясняют также применение обычного телесного наказания или минимального физического насилия в отношениях между супругами. Таким образом, оказывается, что насилие всегда остается насилием, вне зависимости от степени его жестокости и вне зависимости от того, является ли оно определенным образом узаконенным (как в случае телесного наказания) или незаконным (как в случае проявления жестокости в отношении детей или при избиении жены) Миллер Э. Политические последствия дурного обращения с детьми // Социальная педагогика. — 2004. — №4. — С. 49..

Насилие в семье развивается циклично: одна из главных особенностей домашнего насилия состоит в том, что оно представляет собой повторяющиеся во времени инциденты (паттерн) множественных видов насилия (физического, сексуального, психологического и экономического).

Наличие паттерна — важный индикатор отличия домашнего насилия от просто конфликтной ситуации в семье. Если конфликт имеет локальный изолированный характер, то насилие имеет системную основу и состоит из инцидентов, следующих друг за другом. Обидчик может приводить разные причины, оправдывающие акт насилия, но все они не имеют отношения к реальности. Основная сила, движущая обидчиком — стремление установить полную власть над женой (партнершей). Конфликт обычно имеет в своей основе некую конкретную проблему, которую можно разрешить.

Результаты опроса, проведенного НИИ семьи по заказу Комиссии по делам женщин, семьи и демографии при Президенте РФ в 2003 году, показали, что насилие в семье может иметь различные формы — от эмоционального и морального шантажа до применения физической силы, и именно последнее практикуется наиболее часто. Отвечая на вопрос, «За что бьют детей в знакомых вам семьях?», респонденты назвали следующие причины: за провинности — 26%; срывая раздражение — 29%; когда в доме беда — 20%; когда не могут справиться с ними другими способами — 19%; потому что их не любят — 5%; это делают психически неуравновешенные — 14%; это делают пьяницы, алкоголики — 29% Алекссева Л.С. Указ. соч. — С. 78..

Причины, провоцирующие насилие и в семье, пытаются объяснить многие существующие в настоящее время теории. В основном, все они отражают профессиональные убеждения того или иного исследователя. Так, социологическая модель ссылается на влияние социокультурных факторов (т.е. на стереотип семейных отношений, усвоенный еще в детстве и принятый в данной социальной группе), на жилищные и материальные условия, порождающие хронический психологический стресс и посттравматические расстройства. С психиатрической, медицинской точки зрения жестокое обращение и пренебрежение членом семьи — следствие патологических изменений в психике родных, деградации, алкоголизации. Социально-психологический подход объясняет проявления насилия личным жизненным опытом насильников, их «травмированным» детством. Психологическая теория основывается на представлении, согласно которому жертва сама «участвует» в создании предпосылок для жестокого обращения, что автоматически выливается в концепцию плохого обращения как конечного результата деструктивных внутрисемейных отношений Там же — С. 80.. Интегрируя все эти подходы в комплексную модель, насилие можно трактовать как многомерный фактор, порождаемый взаимодействием сразу нескольких элементов: личностными особенностями насильника и жертвы, внутрисемейными процессами, стрессами, вызываемыми социально-экономическими условиями, обстоятельствами общественного характера.

Психологическая жестокость является настолько распространенной, что можно с полной уверенностью утверждать: ни один человек не вырастает без того, чтобы не испытать на себе — прямо или косвенно — какое-то из ее проявлений. Но в большинстве случаев проявление психологической жестокости бывает не настолько сильным или совершается не так часто, чтобы нанести непоправимый вред.

Источники:

http://studopedia.ru/10_192001_perspektivi-razvitiya-problemi-iskusstvennih-organov.html
http://www.psychologies.ru/articles/fizicheskoe-nasilie-v-pare-5-faktov-o-kotoryih-myi-ne-znaem/
http://studbooks.net/1723124/psihologiya/nasilie_seme_faktor_semeynogo_narusheniya

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector