Таджики меняют своих жен на русских. Какую любовь ищут и находят таджикские мигранты

«Девушек меняют часто — клиентов у них много»

В России живет и работает около 800 тысяч таджикских мигрантов, но об их личной жизни известно мало. Последние 12 лет социолог, эксперт РСМД руководитель научно-исследовательского центра «ШАРК» в Таджикистане Саодат Олимова изучала сексуальное поведение работавших в России таджиков и его связь со вспышкой эпидемии ВИЧ/СПИД в республике. Она рассказала «Ленте.ру», как мигранты покупают дешевую любовь в России, почему приезжие совершают сексуальные преступления и что делать, если ты полтора года работаешь на лесоповале в окружении одних лишь мужчин.

Половые инфекции, передающиеся в отсутствие жен

«Лента.ру» Насколько разнообразна сексуальная жизнь таджикских мигрантов в России?

Олимова: Около 90 процентов опрошенных мигрантов были женаты, но только 5 процентов брали с собой в Россию жену. Еще 3 процента берут жену с собой на какое-то время.

Говоря о своей сексуальной жизни, 38 процентов респондентов сообщили, что вообще не вступали в половые отношения на выезде; еще 22 процента имели сексуальные отношения со случайными партнершами; 11,5 процента — с постоянными партнершами (подругами); 10 процентов — с секс-работницами; 8 процентов — с женой; 6,5 процента — с содержанками.

Из тех, кто не вступал в половые отношения, около пяти процентов сообщили, что решают проблему с помощью мастурбации. В гомосексуальных контактах признались около одного процента опрошенных. Возможно, на этот вопрос не все отвечали откровенно, но, я думаю, уровень гомосексуальных связей все равно не выше стандартных четырех-пяти процентов.

Что рассказывали в интервью те, кто признавался в гомосексуальных связях?

Вариантов таких связей может быть несколько. Во-первых, это могут быть контакты вынужденного характера — как в тюрьме. Например, в бригадах на лесоповале, когда длительное время нет никаких женщин. Нам рассказывали о случае, когда на лесоповале в течение полутора лет работали 62 человека, и двое из них стали парой. Еще один вариант — в крупных российских городах молодые ребята связываются с русскими гомосексуалистами. Бывают случаи, когда им предлагают хорошие условия жизни, российское гражданство, деньги.

Подобные истории держатся в строжайшей тайне, так как таджики относятся к гомосексуальности очень негативно, а мигранты часто приезжают на работу бригадами, состоящими из родственников и соседей.

Почему вы вообще решили обратиться к теме сексуальной жизни мигрантов?

Дело в том, что раньше в Таджикистане проблема ВИЧ и ЗППП не была острой. ВИЧ циркулировал в относительно небольшой группе наркопотребителей и передавался преимущественно инъекционным путем. Но с 2002 года вместе с подъемом трудовой миграции в Россию резко увеличилось число зарегистрированных случаев заражения половым путем среди возвращавшихся из-за рубежа мигрантов. Практикующие врачи стали бить тревогу, в министерстве здравоохранения обратилось в МОМ и Глобальный фонд по борьбе с ВИЧ/СПИД, туберкулезом и малярией, и те решили провести исследование, чтобы прояснить ситуацию. В 2010-м и 2014 годах мы снова проделали ту же самую работу, чтобы проследить динамику.

Отличается ли нынешнее сексуальное поведение таджикских мужчин от того, каким оно было лет 15-20 назад?

Немного уменьшилось количество людей, которые возят с собой своих жен — с семи до пяти процентов. Во-вторых, за 12 лет почти в два раза увеличилось количество вступающих в случайные связи. При этом удивительно, что число тех, кто пользуется секс-услугами, со временем не меняется: их всегда около десяти процентов.

Уменьшилось количество браков и длительных отношений с россиянками. В 2002 году их было достаточно много, потому что люди в какой-то степени продолжали чувствовать себя гражданами СССР. Сейчас же таджикские мигранты оказались внизу социальной лестницы, поэтому им трудно найти партнершу для длительных отношений. Таджик — это уже почти социальный статус.

Изнасилования считаются случайными связями

Какую форму коммерческого секса предпочитают мигранты?

Разные. Чаще всего они обращаются к услугам «девочек по вызову», которых приглашают к себе: в 2010 году об этом сообщили 52 процента мигрантов, использовавших секс-услуги. 16,4 процента людей из этой группы отправляются домой к секс-работнице; 9 процентов посещает притоны; 7 процентов — массажные кабинеты; 5 процентов платили за секс сотрудницам на рабочем месте. Остальные назвали сауны, «специальные квартиры», машины.

Я видела два примера того, как были организованы секс-услуги. В одном случае это происходило в центре Москвы на строительной площадке. Там стоял небольшой вагончик, где работали три или четыре женщины — одна из них была для местного руководства.

Обычно сутенерши договариваются с прорабами и приводят на объекты несколько женщин. Видимо, такая схема хорошо организована и давно применяется. Девушек меняют часто — клиентов у них много, условия работы очень тяжелые.

Во второй раз я наблюдала, как на стройке стоял микроавтобус, в котором девушки обслуживали строителей. Скорее всего, такие услуги стоят недорого.

Мигранты, которые работают в транспортном секторе, подбирают на трассах «плечевых» — это девушки, которые предоставляют секс-услуги дальнобойщикам.

А что тогда понимается под случайными связями?

Они очень разнообразны. Это может быть секс на рабочем месте, чаще всего с такими же гастарбайтершами — молдаванками, украинками, русскими, то есть внутренними мигрантками, однодневными подругами — секс на ночь. Это могут быть работницы, нанятые на день-два для выполнения определенных работ на строительстве и отделке дома. Случайные связи могут случаться и в цехах, например, по производству мебели. Мигранты ночуют прямо на работе — и женщины, и мужчины. Там все и происходит.

Например, таджики ремонтируют загородные дома и дачи, и к ним приходят местные девушки. Люди могут быть знакомы день-два.

Случайные связи более характерны для работников транспортного сектора. Это таксисты, водители-дальнобойщики. Среди них доля вступающих в случайные связи значительно больше, чем в других сферах.

Читать еще:  Красивые объемные снежинки крючком. Как крючком связать красивую снежинку? Снежинки крючком: узор, схемы с описанием для начинающих

Почему это стало частым явлением?

Отчасти изменился поток мигрантов. После кризиса 2008 года заметно увеличилась доля совсем молодых людей — до 25 лет. Они не всегда обдумывают поступки и иногда действуют импульсивно. Хотя сейчас доля молодежи снижается вместе со снижением численности трудовых мигрантов в России.

Преступления на сексуальной почве входят в число таких случайных связей?

Скорее всего, из этих 22 процентов часть может быть изнасилованиями. Но не думаю, что это рядовое явление. Такие преступления совершаются — в том числе таджиками — по нескольким причинам. Во-первых, это молодые мужчины без жен. У них нет возможности найти партнершу, так как часто они изолированы от общества. Это маргинализирует их. В армии, например, раньше давали бром. А тут все это превращается в агрессию.

Во-вторых, существуют культурные различия. То, что нормально для россиянок, таджиками считывается как сигнал о доступности или даже как призыв. В Таджикистане девушки не ходят в открытой одежде, не вступают в разговор с мужчинами, и — самое главное — не выпивают с ними. Нужно достаточно много времени, особенно молодым, чтобы они поняли, что и как принято в России.

Бывают случаи, когда россиянки вступали в половые отношения с мигрантами под влиянием алкоголя, или это был спонтанный секс, а наутро она обвиняла его в сексуальном насилии.

Взаимовыгодные сексуальные отношения

Вы также изучали феномен сожительства мигрантов. Как выглядят эти отношения?

Более 11 процентов наших респондентов сказали, что они живут с подругой и ведут с ней общее хозяйство. Такие истории чаще всего начинаются с деловых отношений: сначала они вместе работают, а потом как-то само собой получается, что люди снимают квартиру и начинают жить вместе.

Обычно в одной квартире проживает несколько пар — это могут быть три-четыре пары в двухкомнатной квартире.

То есть с русскими женщинами отношения случаются редко?

Они бывают и с русскими девушками, но чаще всего «подругами» таджикских мигрантов становятся работающие рядом с ними мигрантки из других стран — с Украины, из Молдавии или Казахстана или россиянки, приехавшие из регионов. Всех их объединяет совместный мигрантский бизнес — строительство или торговля.

Их отношения похожи на семейные?

Таджики относятся к этим женщинам не как к женам, которых нужно обеспечивать, а как к равноправным партнерам, компаньонам. Поэтому они часто делят бюджет и уважительно относятся к своей партнерше. В то же время они не несут ответственность за эту женщину. Изначально сожительство имеет временный характер и не предусматривает рождения детей.

Презерватив — это стыдно

Как мигранты относятся к средствам контрацепции?

70 процентов всех мигрантов, которые вступают в контакт с нерегулярными партнерами (случайные связи, секс-работницы), используют средства контрацепции. Проблемы возникают в отношениях с постоянными партнершами, ведь когда мигрант начинает жить с подругой, то постепенно начинает воспринимать ее как жену и перестает использовать презервативы. Однако эти союзы временные и для него, и для нее: меняется ситуация, кто-то уезжает, появляется новый партнер или партнерша. В таких краткосрочных отношениях вероятность заражения резко возрастает.
Кроме того, я не уверена, что мигранты, которые используют презервативы, делают это всегда.

Получается, виноваты женщины?

Связь ВИЧ/СПИД и миграции — это общая проблема для всего мира. Мобильность всегда тянет за собой расширение сексуальных связей и их краткосрочность. При этом люди не понимают, что презерватив — это важно и совсем не стыдно, у них нет навыков безопасного секса, никто их этому не научил. Поэтому виноваты скорее оба партнера, а также государства, которые должны информировать своих граждан.

В работе Натальи Зотовой и Виктора Агаджаняна говорится, что среди представительниц Центральной Азии таджички предохраняются чаще других и реже заболевают половыми инфекциями. Это так?

В принципе, я согласна с их выводами. Дело в том, что среди таджичек на заработки почти всегда едут женщины старше 35 лет — или вдовы, или разведенные. Это взрослые женщины — они понимают, что делают.

Конечно, они стараются установить долгосрочные отношения. 40-летние женщины спонтанных глупостей не делают. Но они далеко не всегда могут заставить партнера пользоваться презервативом и соглашаются на его условия.

Жене лучше ни о чем не спрашивать

Среди ваших респондентов были мужчины, которые завели детей в России?

Нечасто, но бывают. В этом случае появляется целый клубок проблем. Мигранту нужно каким-то образом этого ребенка легализовать, чтобы он носил его фамилию. Например, через брак. В итоге начинаются сложности с женой в Таджикистане, разводы и одновременно попытки сохранить обе семьи в разного вида браках — официальном и шариатском.

Они приезжают на родину и просто ставят жену перед фактом?

Могут и не сказать. Но чаще сообщают родителям о появившихся в России внуках, а там информация и до жены дойдет. Тем не менее жены зачастую мирятся с появлением другой семьи.

Отъезд мужа на зарубежные заработки для таджикской женщины — это самая настоящая трагедия. Его все время нет, завести любовника невозможно, всегда где-то рядом свекровь, золовка и другие родственники. Жены ждут мужей годами. Лишь бы муж вернулся, хоть какой — и то хорошо.

Он приедет с детьми и заболеваниями, но все равно ему будут рады?

Конечно. Она работает с утра до вечера в поле, смотрит за детьми, ухаживает за его родителями. Но она знает, что муж отправился в другую страну много и тяжело работать, чтобы обеспечить ее и детей всем необходимым.

Есть ли среди мигрантов какая-то мужская солидарность, когда они возвращаются домой? Например, доходят ли до жены слухи о сексуальных похождениях мужа?

Насколько я знаю, они все молчат, как партизаны. Мужчины находятся примерно в одинаковом положении и не слишком распространяются о жизни в миграции.

При этом на территории России в мигрантских группах обычно есть старший, авторитетный мигрант, который за всех несет ответственность. Если кто-то попал в беду, заразился ВИЧ или ИППП, то в Таджикистане считают, что виноват старший, который не доглядел.

Когда мужчина возвращается в Таджикистан, у него остаются какие-то закрепленные в России сексуальные привычки?

Они привозят на родину не только деньги, но и новый опыт сексуальных отношений, новые представления о дозволенном и запретном, однако большинство из них — 78 процентов — возвращается к принятым на родине социокультурным нормам. То, что было в России, осталось в России. Остальные по возвращении реализуют сложившиеся в России модели поведения.

Читать еще:  Как заставить женщину ценить вас после ссоры. Что делать, если поругался с девушкой: важные советы

А как матери относятся к тому, что их сын может изменять своей супруге?

Матери посылают своих сыновей в очень опасное и трудное путешествие, поэтому им все прощается. Внебрачные связи — это то, что сопутствует зарабатыванию денег в другой стране. Общее мнение таково: вернулся живой и с деньгами — уже хорошо. И лучше больше ни о чем не спрашивать.

Получается, что за последние 15 лет единственное, что позаимствовали мигранты в России в интимной сфере, это половые инфекции?

Наши исследования показывают, как с годами меняются сексуальные практики — «правила игры» и этические нормы, легализующие ранее «недопустимое» (внебрачные сексуальные связи, употребление запрещенной еды, нарушения брачного поведения).

Одновременно происходит формирование новых устойчивых моделей сексуального и брачного поведения мигрантов в рамках адаптации к российской действительности. Постепенно формируются неявное социальное признание вторых браков на выезде, нейтральное отношение к сожительству и временному партнерству. Таким образом границы дозволенного расширяются, становятся подвижными, однако ориентация на социокультурные нормы, действующие на родине, сохраняется.

Тем не менее под влиянием масштабной трудовой миграции происходит неявное расширение диапазона сексуальных практик и отношений в таджикском обществе в целом. Этот процесс рассматривается социумом как разрушение традиций, упадок нравственности, поэтому возникают дискуссии о полигамии, брошенных женах и детях, разводах по телефону, гостевом браке. С моей точки зрения, это отражает процесс изменения сексуальной и семейно-брачной этики. Следует признать, что сексуальные практики таджикских мигрантов в России являются частью механизма адаптации к условиям миграции и к принимающему обществу.

«Лента.ру» выражает благодарность Российскому совету по международным делам за помощь в подготовке интервью

Таджикские мигранты все чаще бросают семьи на родине и остаются в России

Уезжали вроде бы на заработки, а дети и жёны в итоге голодают. Таджикистан столкнулся с неожиданной проблемой: трудовые мигранты оседают в России и всё чаще бросают свои семьи на произвол судьбы. Помочь таким вдовам и сиротам при живых мужьях и отцах пытаются всем миром.

Фархунде было всего пять месяцев, когда в поисках заработка 12 лет назад ее папа уехал в Россию. С тех пор отец троих детей ни разу не помог семье, оставленной в высокогорном кишлаке Дар Дар Айнинского района Таджикистана. Его родня все эти годы живет на пенсию 83-летнего Мирзо Юсупова — на 200 сомони, это примерно 1300 российских рублей старик умудряется прокормить шесть человек. Пожилому горцу содержать полуразрушенное хозяйство уже не на что.

По неофициальной статистике, ежегодно на заработки за пределы страны выезжают более одного миллиона граждан республики. Это почти треть всего трудоспособного населения Таджикистана. Большая часть из них — жители сельской местности. Чтобы убедиться в этом, достаточно зайти в любой дом в любом кишлаке: вас встретят женщины, старики и дети, мужья, сыновья и отцы которых – в России.

Ясуман Рафиева уже не надеется дождаться от мужа денег. На чужбине хозяин дома — уже шестой год, и за это время не прислал ни копейки. Отчаявшись, женщина обратилась к местным органам власти, чтобы те помогли вернуть мужа.

«В основном к нам приходят жены, чтобы узнать о мужьях. Большинство можно сказать, что трудовые мигранты, которые уезжают, забывают о своих детях, Родине», — сокрушается Халикберди Курбанов из Айнинского центра содействия мигрантам.

Уже составлена база данных так называемых «брошенных жен». Многодетным семьям могут оказать и продовольственную помощь. Продукты развозят по домам волонтеры.

Отчаявшиеся женщины обращались за помощью и в госструктуры — в миграционной службе им объяснили, что если их мужья легально находятся в России, возвратить их домой насильно никто не сможет, нет правовых оснований, ну а нелегальными мигрантами будет заниматься ФМС.

Руководство местного детского сада также решило подключиться к акции «Поддержим семьи мигрантов». Коллектив учреждения в основном женский, и здесь не могли остаться в стороне от проблем «брошенных жен».

«В основном отцы, едут в Россию, не помогают, деньги не посылают, их мамам мы сами поможем. Они дают 50% взноса за садик», — говорит Шоиста Алимова, заведующая детским садом.

О трудовой миграции Шоиста Алимова знает не понаслышке. Ее сын сейчас работает в одной из подмосковных фирм. Заработанные им деньги одинокая мать аккуратно перечисляет на отдельный счет в банке – говорит, вот приедет, построим ему дом и женим. Чтобы скопить на свадьбу и новое жилье в Таджикистане, при средней заработной плате примерно в пять тысяч рублей, понадобятся годы, а в России для этого хватит пары лет.

Год в любви: как брак с таджиком перевернул жизнь российской телеведущей

Телеведущая из российского города Александрова Светлана Устинова рассказала о кардинальных переменах, которые произошли в ее жизни, после того как она вышла замуж за таджика Довуда Аминова и приняла ислам

ДУШАНБЕ, 26 окт – Sputnik. История россиянки Светланы Аминовой (в девичестве Устиновой), которая год назад вышла замуж за гражданина Таджикистана Довуда Аминова и приняла ислам, вызвала большой общественный резонанс.

Свадьба российской телеведущей обсуждалась не только в ее родном городе, но и за его пределами. Многие были шокированы разницей в возрасте между супругами: ему всего 22, а ей 56 лет.

Кто-то полагал, что брак фиктивный и нужен технику по обслуживанию самолетов лишь для получения российского гражданства. Другие, напротив, поверили в красивую историю любви и пожелали паре счастья.

События в жизни влюбленных развивались стремительно. Довуд сделал Светлане предложение через пять месяцев после знакомства. Свадьбу пара играла дважды: сначала совершили мусульманский обряд — никах, а потом расписались в загсе.

Ведущая, не задумываясь, сменила фамилию и приняла ислам. Она неоднократно заявляла, что ради мужа в меру своих возможностей старается соблюдать традиции и обычаи, предписанные религией.

Со дня нашумевшей свадьбы прошло чуть больше года. Sputnik Таджикистан решил узнать у Аминовой, как ей живется в новом статусе мусульманки, какие изменения произошли в ее жизни и счастлива ли она в браке.

Каково быть мусульманкой

Светлана честно признается, что счастлива в браке. Молодожены живут душа в душу. В новом статусе мусульманки женщина тоже чувствует себя комфортно.

Аминова считает, что ни в коей мере не предала свою религию, после того как приняла ислам.

Читать еще:  Кувшинка из бумаги своими руками: фото, поэтапные описания, видео для начинающих мастеров и идеи для опытных рукодельниц. Как сделать из бумаги кувшинку разными способами

«Я никогда ранее не была православной и крещеной, поэтому веру не предавала, также не могу сказать и о каких-то глобальных переменах в образе жизни, после того как стала мусульманкой. Пост в Курбан-байрам я не соблюдала, а вот муж все делал по правилам: не принимал пищу от рассвета до заката, уезжал на ночные встречи во время месяца Рамадан. При этом меня ни к чему не принуждал и в это не вовлекал» — говорит Светлана.

Тем не менее таджикской культуры в жизни журналистки хоть отбавляй. Отец Довуда живет в России, поэтому Аминова часто видится со свекром.

«Когда мы с мужем купили квартиру, решили устроить новоселье. Я пригласила и русских, и таджиков, но, несмотря на присутствие гостей из разных культур, мы устроили традиционный таджикский дастархан на полу, и получилось здорово», — вспоминает она.

Вопреки слухам о притеснениях мусульманских женщин мужчинами, в исламе бывшей телеведущей больше всего нравится именно отношение к прекрасному полу.

«Никакого пренебрежения к себе я не заметила, но и, в свою очередь, понимаю, что где-то мне нужно иногда промолчать. Дело в том, что, каким бы ни был Довуд, по возрасту он все равно муж и глава семьи, при этом он умеет брать на себя ответственность, и я чувствую с ним себя защищенной. По поводу притеснения — все зависит скорее от женщины и мужчины, а также от конкретной ситуации нежели от культуры», — полагает она.

За время замужества у Аминовой появилось желание выучить таджикский, но из-за нехватки времени всерьез этим она пока не занялась. К языку ее понемногу приобщает муж.

Да и надобности говорить на таджикском в России, по ее мнению, нет, поэтому чаще Светлана помогает Довуду совершенствоваться в изучении русского.

При этом женщина радостно сообщила, что уже понимает практически все, о чем говорят родственники мужа на родном языке.

«Иногда даже вмешиваюсь в их разговор, но говорю по-русски. Сначала они очень удивлялись, но потом привыкли. К сожалению, самостоятельно составить фразу и произнести ее на таджикском я пока не могу», — рассказала о своих познаниях журналистка.

За время знакомства с таджикскими традициями у Светланы появилось любимое блюдо — самса с тыквой. Оказалось, что таджики обожают эту выпечку, и Аминова даже научилась готовить такие яства.

При этом, по ее словам, к русской национальной кухне особой тяги ни муж ни его родня не питают.

«Иногда готовлю блюда русской кухни и угощаю родственников мужа, они пробуют все, но предпочитают есть привычную им пищу», — поделилась женщина.

Когда будет пополнение в семье и вторая жена

Год назад Светлана обещала, что, когда придет время, она не будет против, чтобы супруг взял в семью вторую жену. Пока, по ее словам, об этом речи не идет, поскольку Довуд к такому шагу еще не готов.

«Мы договорились с мужем, что ближайшие два года не будем думать об этом. Помимо всего прочего, у меня есть к нему условие — он должен привести вторую жену в наш дом. Она должна жить только в России вместе с нами в квартире, но предварительно придется решить вопрос с жильем, потому что сейчас мы находимся в однокомнатной квартире, и нам будет тесно», — поделилась планами она.

В будущем пара очень хочет вместе отправиться в Таджикистан, но пока планы приходится откладывать. На покупку квартиры Довуд и Светлана потратили много денег, а путешествие на родину мужа — дело затратное.

Аминова надеется, что этим летом они все же смогут позволить себе поездку, в которой она сможет осуществить свою давнюю мечту: «Я хочу поехать в Таджикистан как фотограф и привезти оттуда свою фотовыставку, ведь там очень красиво. Где мы остановимся, пока не знаю. Либо у мамы мужа в Душанбе, либо у его родственников. Как раз познакомлюсь с его мамой поближе, пока мы ни разу не виделись и разговаривали только по телефону».

Рука об руку

Аминова отмечает, что с момента замужества ее жизнь перевернулась с ног на голову. Она снимала квартиру в Карабанове и работала телеведущей, но после свадьбы в один миг все начало меняться.

«За год мы сменили место жительства — из Александрова переехали в Струнино, я поменяла место работы, так как с предыдущего меня выгнали. Руководству не понравилось, что я вышла замуж за уроженца Таджикистана. Это и к лучшему, потому что после увольнения я с нуля создала молодежное телевидение в Струнино, где мы купили квартиру», — рассказала она.

Несмотря на потерю статуса телеведущей, журналистка признается, что ни разу за все время не пожалела о своем решении.

Светлана и Довуд занимаются развитием своего нового проекта вместе, и муж ей всячески помогает. Таджики вообще очень сплоченный и дружный народ, поэтому иногда к делу подключаются также родственники ее возлюбленного, которые пекут вкусную национальную еду на корпоративные праздники.

Таджикская культура постепенно оказывает влияние на все сферы жизни женщины, ее отражение видно и в работе.

«Наше телевидение — это коллектив при Доме культуры. Здесь работают ребята от 13 до 16 лет. Мы снимаем на разные темы, одним из проектов молодежного ТВ является программа «Многоголосье земли Владимирской». Передачу ведут русские и таджики. Задумка такая: ребята, которые родились здесь или переехали сюда из Таджикистана, погружаются в русскую культуру, в наш регион с русскими песнями, традициями и обрядами и потом рассказывают об этом в передаче. Изюминка в том, что это делают таджики», — объясняет Светлана.

Несмотря на новый статус, экс-ведущая по-прежнему очень много трудится и даже шутит, что собирается умереть на работе. При этом разногласий с мужем на эту тему у нее не возникает. Учитывая менталитет Довуда, этот момент пара обсудила еще до замужества.

Перед тем как пойти в ЗАГС, Аминова поставила возлюбленному условие, предупредив, что будет много времени отдавать своей журналисткой деятельности, и он без возражений на это согласился.

Общие знакомые уже привыкли к тому, что россиянка и таджикистанец вместе, а они, кажется, даже не сомневаются, что все могло быть по-другому.

Источники:

http://lenta.ru/articles/2017/10/23/sex_tadjiki/
http://www.1tv.ru/news/2013-12-10/55586-tadzhikskie_migranty_vse_chasche_brosayut_semi_na_rodine_i_ostayutsya_v_rossii
http://tj.sputniknews.ru/migration/20181026/1027233080/russia-televeduschaya-brak-tajik-zamuzh.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector