Цитаты из фильма Хранители» (Watchmen) — В плеере: nobodycare. Цитаты роршаха»

Цитаты из фильма «Хранители» (Watchmen) — В плеере: nobodycare. Цитаты роршаха

Бриллиант упавший в грязь, всё равно остаётся бриллиантом, а пыль поднявшаяся до небес, так и остаётся пылью.

И каждое утро я говорю себе: «Спокойствие, только спокойствие. Когда-нибудь мы обязательно выспимся. Ну а пока — идем радовать мир».

В жизни каждого наступает момент, когда нужно понять, что старого больше нет. Оно было там, в прошлом, а сейчас развалилось окончательно и безвозвратно. Так мы учимся отпускать время.

Когда в человека кидаешь грязь, помни — до него она может не долететь, а на твоих руках останется.

У меня были проблемы, когда я имел деньги, а также когда не имел их. Но я понял, что если у меня все равно будут проблемы, то лучше иметь деньги!

Ночью, когда ты будешь смотреть на небо, ты увидишь мою звезду, ту, на которой я живу, на которой я смеюсь. И ты услышишь, что все звёзды смеются. У тебя будут звёзды, которые умеют смеяться!

Когда я сказала ему, что не хочу его видеть, он взял и выключил свет. А ты бы просто обиделся и ушел, вот поэтому я с ним.

Всякий раз, когда на какой-нибудь праздник надо чего-то пожелать, я желаю желаний. Потому что, чем больше живешь, тем меньше у тебя возникает желаний в этой жизни. А без них нет цели. А без цели нет смысла. А без смысла нет энергии прожить эту жизнь до конца и честно.

Однажды ко льву пришла собака и вызвала его на бой. Но лев даже не обратил на неё внимания. Тогда собака заявила:
— Если ты не будешь со мной драться, я пойду и расскажу всем своим друзьям, что лев меня боится!
На что лев ответил:
— Пусть лучше меня осудят за трусость собаки, чем будут презирать львы за то, что я сражаюсь с собаками.

Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз в чертово пекло. Все эти либералы, интеллектуалы, сладкоголосые болтуны… и отчего-то вдруг никто не знает что сказать. Подо мной этот ужасный город, он вопит, как скотобойня, полная умственно отсталых детей, а ночь воняет блудом и нечистой совестью.

Кто-то из Грота, 25/17. Ага. Здесь Засада.

Песок по озерам временем прополощен.
За тучами светила молчат, двигаемся наощупь.
Походу неба ясного скоро совсем не будет,
Нам не хватает времени, нам нужны люди…
Небоскребы и бараки, подъезды и хижины,
Крадучись неделями бродим по следу выживших.
И среди псов цепных, ненавистью укушенных,
Мы счастливы найти одну непорочную душу.
Одну надежду продажному миру назло.
За тысячами спин одно белоснежное крыло.
Держимся единицами в заболоченной яме,
Не сдаемся, греемся жаром сердец пламенных.
Облиты кровью, глотаем призрения яд.
В месиво с ордой за один достойный взгляд.
Толпа орет: «Сдохни! Здесь не твоё знамя!»,
И лишь у одного вижу в глазах: «Я с вами».

Видишь, как запросто с цепи срываются метели.
Вечная зима уже близко, мне это звезды напели.
Слышишь, вдалеке уже звучат тревожно выстрелы,
И не свалить, как от преступника, шагами быстрыми.
Они готовы рвать, у них орудий уйма,
И все с прямого попадания выносит буйвола,
Но есть еще страшнее: среди людей в силе
Медленная смерть бессознательная, в эйфории.
Когда ты в пьяном бреду хапаешь на грудь лишнего,
Когда промежности шлюхи уводят от Всевышнего.
Рука за кайфом тянется – ты уже в замесе,
Город медленно пустеет. Правильно ли все взвесил?
Там нет жизни: загоны, заборы и узы,
Курево и холодина, порево и светомузыка.
Когда ты будешь подыхать н барыжьей квартире,
Спроси у неба: Кто тебя дезориентировал?

Если не видно пути в этом океане яда,
Если умираешь и совсем никого рядом…
Если забитый мегаполис кажется пустым,
Разожги огонь, и мы увидим дым.
Тебе не видно пути в этом океане яда,
Ты умираешь и совсем никого рядом…
Когда забитый мегаполис кажется пустым,
Разожги огонь, и мы придем на дым.

Сожми кулаки, разбей их в кровь.
Когда заживут, разбей их вновь еще раз.
Так ты поймешь, нет в жизни счастья
Для тех, чей характер, как из пенопласта.
Нож режет масло, но ломается об камень.
По снежному насту мы придем за вами.
Наша сталь крепче, чем ложь нефтьимущих.
Тренируй тело, береги душу!
Будем держаться все вместе, семьями,
Помогать друг другу в сопротивлении.
Господь, дай мне сил, укрепи веру!
Больше нет времени ждать, пора делать!

Если не видно пути в этом океане яда,
Если умираешь и совсем никого рядом…
Если забитый мегаполис кажется пустым,
Разожги огонь, и мы увидим дым.
Тебе не видно пути в этом океане яда,
Ты умираешь и совсем никого рядом…
Когда забитый мегаполис кажется пустым,
Разожги огонь, и мы придем на дым.

Если не видно пути в этом океане яда,
Если умираешь и совсем никого рядом…
Если забитый мегаполис кажется пустым,
Разожги огонь, и мы увидим дым.
Тебе не видно пути в этом океане яда,
Ты умираешь и совсем никого рядом…
Когда забитый мегаполис кажется пустым,
Разожги огонь, и мы придем на дым.

Поодиночке пропадем – вместе выстоим.

Перевод песни Иезикииль 25:17 и Грот — Дым

Someone from the Grotto, 25/17. Aga. Here Ambush.

The sand on the lakes time прополощен.
Beyond the clouds lights are silent, move the touch.
The campaign clear sky will soon not be,
We do not have enough time, we need people.
High rise buildings and barracks, entrances and huts,
Creeping weeks»ve been on the trail of the survivors.
And among the dogs chain, hatred укушенных,
We are happy to find the one my soul.
One hope corrupt the world out of spite.
For thousands of spin one white wing.
Hold units in the waterlogged pit,
Not giving up, heat warmed the hearts of the flame.
Splashed with blood and swallow care of poison.
In mess with the Horde for a decent one glance.
The crowd shouts: «Die! Here is none of your banner!»,
And the only one I see in his eyes: «I am with you».

If dying and I didn near.
Kindle the fire, and we shall see the smoke.

See how easily the fall of the Blizzard.
Eternal winter is near, I do stars sang.
Hear in the distance already sound alarming shots,
And not down, as from a criminal, steps faster.
They are ready to tear, they have a lot of guns,
And all with a direct hit makes Buffalo,
But there are even worse: among people in force
The slow death of the unconscious, in the euphoria.
When you»re in a drunken delirium хапаешь on the chest over,
When pussy whores away from the most high.
Hand-in-high-stretches — you»re already in the batch,
The city slowly emptied. Whether all weighed?
There is no life: pens, fences and bonds,
Smoke and cold, porevo and light music.
When you will die n барыжьей apartment,
Ask the sky, » Who disoriented?

If you do not see the path in this ocean of poison,
If dying and I didn near.
If clogged metropolis seems empty,
You don»t see the way in this ocean of poison,
You»re dying and I didn near.
When clogged megapolis seems empty,
Start the fire, and we will come to smoke.

Clench his fists, break them into the blood.
When heal and break them up again once more.
So you understand, not in a life of happiness
For those, whose nature, as a foam pad.
The knife cuts butter, but breaks down on a stone.
On the snow crust we will come for you.
Our steel is stronger than that lie нефтьимущих.
Train the body, take care of your soul!
«ll stay all together, families,
Help each other in the resistance.
Lord, give me strength, to strengthen the faith!
There is no more time to wait, it»s time to make!

If you do not see the path in this ocean of poison,
If dying and I didn near.
If clogged metropolis seems empty,
Start the fire, and we shall see the smoke.
You don»t see the way in this ocean of poison,
You»re dying and I didn near.
When clogged metropolis seems empty,
Start the fire, and we will come to smoke.

If you do not see the path in this ocean of poison,
If dying and I didn near.
If clogged metropolis seems empty,
Start the fire, and we shall see the smoke.
You don»t see the way in this ocean of poison,
You»re dying and I didn near.
When clogged metropolis seems empty,
Start the fire, and we will come to smoke.

Пересматривая второй раз, набросал цитатки. Возможно, что-то упустил и наделал ошибок, не судите слишком строго (:

Цитаты из фильма «Хранители» (Watchmen)

Собачья туша в переулке по утру, след шин на разорванном брюхе.

Читать еще:  Что взять в поездку. Список необходимых вещей и сборы. Как правильно собирать чемодан в отпуск и при этом ничего не забыть. Видео инструкция прилагается

Этот город боится меня. Я видел его истинное лицо. Улицы — продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью и, когда стоки будут окончательно забиты, вся эта мразь начнёт тонуть.

Когда скопившаяся грязь похоти и убийств вспенится до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят наверх и возопят: -«Спаси нас!». Ну а я прошепчу: — «Нет».

Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз, в чёртово пекло. Все эти либералы, интеллектуалы — сладкоголосые болтуны и отчего-то, вдруг, некто не знает, что сказать.

Подо мной этот ужасный город. Он вопит, как скотобойня полная умственно отсталых детей, а ночь воняет блудом и нечистой совестью.

Этим вечером в Нью-Йорке погиб комедиант. И кто-то знает почему. Кто-то знает.

Это бобовый соус? — Бобово-человеческий.

Тебе не кажется это паранойей? -Что, меня теперь так называют, параноиком?

Когда идешь по городу умирающего от бешенства, мимо людей-тараканов ищущих героин и детскую порнографию, ты чувствуешь себя нормально?

Шелковый призрак — раздутая стареющая шлюха, умирающая на калифорнийском побережье.

Он нарвался на Роршаха, а Роршах взял и сбросил его в шахту лифта.

Если бы не любил, то и не пытался.

И с каждым днём будущее кажется чуть мрачнее, а вот прошлое, со всей грязью, что там была — светится всё ярче.

Боже, перед кем я выворачиваю кишки.

Ты мой заклятый враг, выходит, ближе врага у меня друга нет.

Эдвард Блейк — комедиант. Родился в 1918, похоронен под дождём.

Нет времени на друзей, лишь враги оставляют розы.

Жизни полные насилия, насилием и заканчиваются.

Я как-то слышал анекдот: «Мужчина приходит к врачу. Жалуется на депрессию, говорит, жизнь груба и жестока, что он чувствует себя одиноким в угрожающем мире. Врач предлагает простой рецепт: «Великий клоун Пальячи сегодня в городе, сходите, это вас подбодрит». Мужчина взрывается слезами. «Но доктор», — говорит он — «Я и есть Пальячи». Хороший анекдот. Всем смеяться. Барабанная дробь. Занавес.

Эти символические часы столь же полезны для интеллекта, как фотография кислорода, для тонущего.

Мне страшно, последний раз в жизни.

Люди. Мне надоело путаться в хитросплетениях их жизни.

Никогда не сдаваться. Убедись.

Было уже темно, когда вернулся убийца, совсем темно.

Моя рука дрожала от ударов, тёплая кровь брызгала в лицо, всё, что оставалось от Волтера Ковача умерло той ночью, вместе с девочкой.

Видите доктор, не Бог убил ту девочку, не судьба изрубила её и скормила собакам, не злой Рок, если Господь и видел нас тогда — он решил не вмешиваться.

Не меня с вами заперли, это вас заперли со мной.

Никогда не использовал унитаз в борьбе с отбросами общества.

Древние фараоны с нетерпение ждут конца света, они верили, что мертвецы вынут свои сердца из золотых урн и восстанут.

Шутил, что достаточно быстро, чтобы поймать пулю.

Никаких компромиссов, даже перед лицом армагеддона.

Был не просто самым брутальным из Хранителей. Он еще и выдавал шикарные мрачные фразы (к тому же Роршах был классно озвучен). Приведем наиболее интересные из них.

Этот город боится меня. Я видел его истинное лицо, улицы — продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью.

Вдруг открыл в себе человечность? Самое время. Случись с тобой это раньше, ничего этого не было бы.

Пойду и скажу несокрушимому человеку, что его хотят убить.

Когда человек хотя бы раз видит черную изнанку общества, он больше никогда не обернется к ней спиной. Не притворится, что ее не существует, кто бы ни приказывал ему обернуться. Мы делаем это не потому, что это дозволено, мы делаем потому, что должны. Мы делаем это потому, что вынуждены.

И когда стоки будут окончательно забиты, то вся это мразь начнёт тонуть. Когда скопившиеся грязь похоти и убийств вспенится им до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят вверх и возопят: «Спаси нас!», а я прошепчу: «НЕТ».

Я хотя бы не прячу себя под маской.
— Нет… Ты прячешься у всех на виду…

Эдриан — пацифист. Да Господи, даже вегетарианец, он и мухи не обидит!
— Гитлер был вегетарианцем.

Это бобовый сок?
— Бобово-человеческий.

Хорошие были времена, куда все ушло?
— Ты ушел.

Атака на одного из нас — атака на всех.

Нет времени на друзей, лишь враги оставляют розы.

Когда идешь по городу, умирающему от бешенства, мимо людей тараканов, ищущих героин и детскую порнографию. Ты чувствуешь себя нормально!?

42-ая улица, сиськи на всех афишах, на всех витринах освещают улицу. Предложили шведскую любовь, французскую любовь, но не американскую любовь. Американская любовь, как кола в зелёной стеклянной бутылке. Снята с производства.

Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз на чертово пекло. Все эти либералы, интеллектуалы, сладкоголосые болтуны.. И отчего-то вдруг никто не знает, что сказать. Подо мной этот ужасный город, он вопит как скотобойня полная умственно-отсталых детей, а ночь воняет блудом и нечистой совестью.

Жизнь полная насилия, насилием и заканчивается.

Преступников арестовывают, бешеных собак убивают.

Не меня заперли с вами — это вас заперли со мной.

Никогда раньше не использовал унитаз в борьбе с отбросами общества.

Никаких компромиссов. Даже перед лицом Армагеддона.

Останусь я в живых или погибну. Надеюсь, что мир просуществует достаточно долго и этот дневник попадет к вам. Я прожил свою жизнь свободным от компромиссов, и вступаю в смертную тень без жалоб и сожалений.

Я слышал один анекдот. Мужчина приходит к доктору, жалуется на депрессию. Говорит, жизнь слишком жестока и сложна. Говорит, он одинок в этом терзающем мире, где впереди лишь сомнения и неопределенность. Врач отвечает: “Вот что вам поможет. Великий клоун Пальяччи приезжает в наш город. Сходите на его выступление, развейтесь, это должно взбодрить вас”. Мужчина взрывается слезами. “Но доктор, я и есть Пальяччи”. Хорошая шутка. Всем смеяться. Барабанная дробь. Занавес.

Если Бог и видел нас тогда, то он решил не вмешиваться.

Мы расскажем вам все об алопеции. Маски, лечение, препараты

Цитаты роршаха. Цитаты из фильма «Хранители» (Watchmen) — В плеере: nobodycare

Цитата из Хранителей (Watchmen):
*Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз в чёртово пекло. Все эти либералы, интеллектуалы — сладкоголосые болтуны. И отчего-то никто не знает что сказать. Подо мной этот ужасный город, он вопит как скотобойня, полная умственно отсталых детей. А ночь воняет блудом и нечистой совестью!*

[кто-то из грота, 25/17! Ага. Здесь ЗАСАДА! ]

Кто-то из ГРОТа:
Песок по озёрам временем прополощен,
За тучами светила молчат, двигаемся на ощупь.
Походу неба ясного скоро совсем не будет,
Нам не хватает времени, нам нужны люди.
Небоскребы и бараки, подъезды и хижины
Крадучись, неделями бродим по следу выживших.
И среди псов цепных, ненавистью укушенных,
Мы счастливы найти одну непорочную душу.
Одну надежду (продажному миру назло!).
За тысячами спин — одно белоснежное крыло.
Держимся единицами в заболоченной яме,
Не сдаёмся, греемся жаром сердец пламенных.
Облиты кровью, глотаем презрения яд,
В месево с ордой за один достойный взгляд,
Толпа орет: «Сдохни, здесь не твоё знамя!»
И лишь у одного вижу в глазах: «Я с вами!».

Припев:
Если не видно пути в этом океана яда,
Если умираешь, и совсем никого рядом,
Если забитый мегаполис кажется пустым
Разожги огонь, и мы увидим дым.

Тебе не видно пути в этом океана яда,
Ты умираешь, и совсем никого рядом,
Когда забитый мегаполис кажется пустым
Разожги огонь, и мы придем на дым.

Кто-то из ГРОТа:
Видишь, как запросто с цепи срываются метели!
Вечная зима уже близко, мне это звезды напели!
Слышишь, вдалеке уже звучат тревожно выстрелы —
И не свалить, как от преступника шагами быстрыми.
Они готовы рвать, у них орудий уйма,
И все с прямого попадания выносят буйвола,
Но есть еще страшнее, — среди людей в силе, —
Медленная смерть, бессознательная — в эйфории.
Когда ты в пьяном бреду «хапаешь на грудь» лишнего,
Когда промежности шлюхи уводят от Всевышнего,
Рука за кайфом тянется — ты уже в замесе,
Город медленно пустеет, правильно ли всё взвесил?
Там нет жизни: загоны, заборы и узы.
Курево и холодина, «порево» и светомузыка.
Когда ты будешь подыхать на барыжьей квартире,
Спроси у неба: «Кто тебя дезориентировал?»

Бледный:
Сожми кулаки, разбей их в кровь,
Когда заживут — разбей их вновь, ещё раз.
Так ты поймешь: нет в жизни счастья
Для тех, чей характер как из пенопласта.
Нож режет масло, но ломается об камень!
По снежному насту мы придём за вами!
Наша сталь крепче, чем ложь нефтьимущих.
Тренируй тело, береги душу.
Будем держаться все вместе, семьями!
Помогать друг другу в сопротивлении!
Господь, дай мне сил, укрепи Веру!
Больше нет времени ждать, пора делать!

Сэмпл из трэка НоГГано, «Начальник»:
*по одиночке — пропадём, вместе — выстоим!*

Был не просто самым брутальным из Хранителей. Он еще и выдавал шикарные мрачные фразы (к тому же Роршах был классно озвучен). Приведем наиболее интересные из них.

Этот город боится меня. Я видел его истинное лицо, улицы — продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью.

Вдруг открыл в себе человечность? Самое время. Случись с тобой это раньше, ничего этого не было бы.

Пойду и скажу несокрушимому человеку, что его хотят убить.

Когда человек хотя бы раз видит черную изнанку общества, он больше никогда не обернется к ней спиной. Не притворится, что ее не существует, кто бы ни приказывал ему обернуться. Мы делаем это не потому, что это дозволено, мы делаем потому, что должны. Мы делаем это потому, что вынуждены.

Читать еще:  Читать любовные истории. Романтические рассказы о любви

И когда стоки будут окончательно забиты, то вся это мразь начнёт тонуть. Когда скопившиеся грязь похоти и убийств вспенится им до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят вверх и возопят: «Спаси нас!», а я прошепчу: «НЕТ».

Я хотя бы не прячу себя под маской.
— Нет… Ты прячешься у всех на виду…

Эдриан — пацифист. Да Господи, даже вегетарианец, он и мухи не обидит!
— Гитлер был вегетарианцем.

Это бобовый сок?
— Бобово-человеческий.

Хорошие были времена, куда все ушло?
— Ты ушел.

Атака на одного из нас — атака на всех.

Нет времени на друзей, лишь враги оставляют розы.

Когда идешь по городу, умирающему от бешенства, мимо людей тараканов, ищущих героин и детскую порнографию. Ты чувствуешь себя нормально!?

42-ая улица, сиськи на всех афишах, на всех витринах освещают улицу. Предложили шведскую любовь, французскую любовь, но не американскую любовь. Американская любовь, как кола в зелёной стеклянной бутылке. Снята с производства.

Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз на чертово пекло. Все эти либералы, интеллектуалы, сладкоголосые болтуны.. И отчего-то вдруг никто не знает, что сказать. Подо мной этот ужасный город, он вопит как скотобойня полная умственно-отсталых детей, а ночь воняет блудом и нечистой совестью.

Жизнь полная насилия, насилием и заканчивается.

Преступников арестовывают, бешеных собак убивают.

Не меня заперли с вами — это вас заперли со мной.

Никогда раньше не использовал унитаз в борьбе с отбросами общества.

Никаких компромиссов. Даже перед лицом Армагеддона.

Останусь я в живых или погибну. Надеюсь, что мир просуществует достаточно долго и этот дневник попадет к вам. Я прожил свою жизнь свободным от компромиссов, и вступаю в смертную тень без жалоб и сожалений.

Я слышал один анекдот. Мужчина приходит к доктору, жалуется на депрессию. Говорит, жизнь слишком жестока и сложна. Говорит, он одинок в этом терзающем мире, где впереди лишь сомнения и неопределенность. Врач отвечает: “Вот что вам поможет. Великий клоун Пальяччи приезжает в наш город. Сходите на его выступление, развейтесь, это должно взбодрить вас”. Мужчина взрывается слезами. “Но доктор, я и есть Пальяччи”. Хорошая шутка. Всем смеяться. Барабанная дробь. Занавес.

Если Бог и видел нас тогда, то он решил не вмешиваться.

Цитата из Хранителей (Watchmen):
*Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз в чёртово пекло. Все эти либералы, интеллектуалы — сладкоголосые болтуны. И отчего-то никто не знает что сказать. Подо мной этот ужасный город, он вопит как скотобойня, полная умственно отсталых детей. А ночь воняет блудом и нечистой совестью!*

[кто-то из грота, 25/17! Ага. Здесь ЗАСАДА! ]

Кто-то из ГРОТа:
Песок по озёрам временем прополощен,
За тучами светила молчат, двигаемся на ощупь.
Походу неба ясного скоро совсем не будет,
Нам не хватает времени, нам нужны люди.
Небоскребы и бараки, подъезды и хижины
Крадучись, неделями бродим по следу выживших.
И среди псов цепных, ненавистью укушенных,
Мы счастливы найти одну непорочную душу.
Одну надежду (продажному миру назло!).
За тысячами спин — одно белоснежное крыло.
Держимся единицами в заболоченной яме,
Не сдаёмся, греемся жаром сердец пламенных.
Облиты кровью, глотаем презрения яд,
В месево с ордой за один достойный взгляд,
Толпа орет: «Сдохни, здесь не твоё знамя!»
И лишь у одного вижу в глазах: «Я с вами!».

Припев:
Если не видно пути в этом океана яда,
Если умираешь, и совсем никого рядом,
Если забитый мегаполис кажется пустым
Разожги огонь, и мы увидим дым.

Тебе не видно пути в этом океана яда,
Ты умираешь, и совсем никого рядом,
Когда забитый мегаполис кажется пустым
Разожги огонь, и мы придем на дым.

Кто-то из ГРОТа:
Видишь, как запросто с цепи срываются метели!
Вечная зима уже близко, мне это звезды напели!
Слышишь, вдалеке уже звучат тревожно выстрелы —
И не свалить, как от преступника шагами быстрыми.
Они готовы рвать, у них орудий уйма,
И все с прямого попадания выносят буйвола,
Но есть еще страшнее, — среди людей в силе, —
Медленная смерть, бессознательная — в эйфории.
Когда ты в пьяном бреду «хапаешь на грудь» лишнего,
Когда промежности шлюхи уводят от Всевышнего,
Рука за кайфом тянется — ты уже в замесе,
Город медленно пустеет, правильно ли всё взвесил?
Там нет жизни: загоны, заборы и узы.
Курево и холодина, «порево» и светомузыка.
Когда ты будешь подыхать на барыжьей квартире,
Спроси у неба: «Кто тебя дезориентировал?»

Бледный:
Сожми кулаки, разбей их в кровь,
Когда заживут — разбей их вновь, ещё раз.
Так ты поймешь: нет в жизни счастья
Для тех, чей характер как из пенопласта.
Нож режет масло, но ломается об камень!
По снежному насту мы придём за вами!
Наша сталь крепче, чем ложь нефтьимущих.
Тренируй тело, береги душу.
Будем держаться все вместе, семьями!
Помогать друг другу в сопротивлении!
Господь, дай мне сил, укрепи Веру!
Больше нет времени ждать, пора делать!

Сэмпл из трэка НоГГано, «Начальник»:
*по одиночке — пропадём, вместе — выстоим!*

Собачья туша в переулке по утру,
след шин на разорванном брюхе.
Этот город боится меня. Я видел
его истинное лицо. Улицы –
продолжение сточных канав, а
канавы заполнены кровью и,
когда стоки будут окончательно
забиты, вся эта мразь начнёт
тонуть.
Когда скопившаяся грязь похоти
и убийств вспенится до пояса, все
шлюхи и политиканы посмотрят
наверх и возопят: -«Спаси нас!».
Ну а я прошепчу: — «Нет».
Теперь весь мир стоит на краю,
глядя вниз, в чёртово пекло. Все
эти либералы, интеллектуалы —
сладкоголосые болтуны и отчего-
то, вдруг, некто не знает, что
сказать.
Подо мной этот ужасный город. Он
вопит, как скотобойня полная
умственно отсталых детей, а ночь
воняет блудом и нечистой
совестью.
Этим вечером в Нью-Йорке погиб
комедиант. И кто-то знает почему.
Кто-то знает.
— Это бобовый соус? — Бобово-
человеческий.
-Тебе не кажется это паранойей? —
Что, меня теперь так называют,
параноиком?
Когда идешь по городу
умирающего от бешенства, мимо
людей-тараканов ищущих героин
и детскую порнографию, ты
чувствуешь себя нормально?
Шелковый призрак – раздутая
стареющая шлюха, умирающая
на калифорнийском побережье.
Он нарвался на Роршаха, а
Роршах взял и сбросил его в
шахту лифта.
Если бы не любил, то и не
пытался.
И с каждым днём будущее
кажется чуть мрачнее, а вот
прошлое, со всей грязью, что там
была – светится всё ярче.
Боже, перед кем я выворачиваю
кишки.
Ты мой заклятый враг, выходит,
ближе врага у меня друга нет.
Эдвард Блейк – комедиант.
Родился в 1918, похоронен под
дождём.
Нет времени на друзей, лишь
враги оставляют розы.
Жизни полные насилия, насилием
и заканчиваются.
Я как-то слышал анекдот:
«Мужчина приходит к врачу.
Жалуется на депрессию, говорит,
жизнь груба и жестока, что он
чувствует себя одиноким в
угрожающем мире. Врач
предлагает простой рецепт:
«Великий клоун Пальячи сегодня
в городе, сходите, это вас
подбодрит». Мужчина взрывается
слезами. «Но доктор», — говорит он
— «Я и есть Пальячи». Хороший
анекдот. Всем смеяться.
Барабанная дробь. Занавес.
Эти символические часы столь же
полезны для интеллекта, как
фотография кислорода, для
тонущего.
Мне страшно, последний раз в
жизни.
Люди. Мне надоело путаться в
хитросплетениях их жизни.
Никогда не сдаваться. Убедись.
Было уже темно, когда вернулся
убийца, совсем темно.
Моя рука дрожала от ударов,
тёплая кровь брызгала в лицо,
всё, что оставалось от Волтера
Ковача умерло той ночью, вместе
с девочкой.
Видите доктор, не Бог убил ту
девочку, не судьба изрубила её и
скормила собакам, не злой Рок,
если Господь и видел нас тогда —
он решил не вмешиваться.
Не меня с вами заперли, это вас
заперли со мной.
Никогда не использовал унитаз в
борьбе с отбросами общества.
Древние фараоны с нетерпение
ждут конца света, они верили, что
мертвецы вынут свои сердца из
золотых урн и восстанут.
Шутил, что достаточно быстро,
чтобы поймать пулю.
Никаких компромиссов, даже
перед лицом армагеддона.

Цитаты из фильма «Хранители» (Watchmen) — В плеере: nobodycare. Цитаты роршаха

Дневник Роршаха (12.10.85 — 01.11.85)

Собачьи туши в переулке поутру, след шины на разорванном брюхе.
Этот город боится меня, я видел его истинное лицо: улицы – продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью. И когда стоки будут окончательно забиты, вся эта мразь начнет тонуть. Когда скопившаяся грязь похоти и убийств вспенится им до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят наверх и возопят: «СПАСИ НАС!», а я прошепчу: «НЕТ. »
Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз в чёртово пекло, все эти либералы, интеллектуалы, сладкоголосые болтуны, и от чего-то вдруг никто не знает, что сказать. Подо мной этот ужасный город, он вопит, как скотобойня, полная умственно отсталых детей, а ночь воняет блудом и нечистой совестью.
Этим вечером в Нью-Йорке погиб Комедиант. И кто-то знает – почему. Кто-то знает.

Дневник Роршаха. 12 октября 1985.
Первая встреча вечера – безрезультатна. Слегка подавлен. Скоро грядёт война. Миллионы умрут в боли и отчаянии. Почему одна смерть ценнее сотен других? Потому что есть добро и есть зло. И зло должно быть наказано. И даже перед лицом Армагеддона я не пойду на компромисс.

Дневник Роршаха. 13 октября 1985 года. 8.30 вечера.
Встреча с Драйбергом оставила во рту дурной привкус – раскисший неудачник, ноющий у себя в подвале.
Почему лишь немногие из нас остались активными, здоровыми, не страдающими расстройством личности? Первая Ночная Сова держит авторемонтную мастерскую. Первый Шёлковый Призрак – раздутая стареющая шлюха, умирающая на калифорнийском побережье. Доллар Билл зацепился плащом за вращающуюся дверь, где его и пристрелили. Силуэт – убита, пала жертвой своего непристойного образа жизни. Человек-Мотылёк в психушке в штате Мэн.
Лишь два имени осталось в моём списке.Эти двое живут вместе в военно-исследовательском центре Рокфеллера. Я пойду к ним. Пойду и скажу несокрушимому человеку, что кто-то намерен его убить.

Читать еще:  Градация лекал по размерам женской одежды. Вопросы для подготовки к работе. Лучевой способ и группировка

Дневник Роршаха. 16 октября 1985 года.
Думал о том, что сказал Молох. Может, это всё ложь, может, месть, которую он планировал долгие годы сидя за решёткой?
Но если это правда, что могло так напугать Комедианта, чтобы он рыдал перед Молохом, что он такое увидел и о каком списке говорил?
Эдвард Блейк, Комедиант, родился в 1918-м. Похоронен под дождём. Убит. Значит, так с нами бывает – нет времени на друзей, лишь враги оставляют розы.
. Жизни, полные насилия, насилием и заканчиваются. Блейк понимал: люди – дикари по своей природе. Как бы мы ни старались это скрыть или приукрасить. Блейк видел истинное лицо общества и предпочёл быть пародией на него, анекдотом. Я как-то слышал анекдот: «Мужчина приходит к врачу, жалуется на депрессию. Говорит, жизнь груба и жестока, что он чувствует себя одиноким в угрожающем мире. Врач предлагает простой рецепт: «Великий клоун Палияччи сегодня в городе. Сходите, это Вас подбодрит». Мужчина взрывается слезами. «Но, доктор, – говорит он, – я и есть Палияччи!». Хороший анекдот. Всем смеяться. Барабанная дробь. Занавес.

Дневник Роршаха. 21 октября 1985 года.
На углу 43-й и 7-й видел Драйберга и Юпитер, выходящих из кафе. Без маски они меня не узнали. Интрижка? Не разбила ли она сердце Манхэттену, чтобы добиться его бегства и освободить место для Драйберга? Но есть ли у Манхэттена сердце, чтобы его разбить? Вейдта пытался убить местный ублюдок по имени Рой Чесс, у него дома я нашёл улики, похоже он работал на Pyramid Deliveries, я где-то уже видел их логотип у Молоха.

Дневник Роршаха. Последняя запись.
За всем стоит Вейдт. Почему, что он задумал? Не могу вообразить более опасного оппонента. Он шутил, что достаточно быстр, чтобы поймать пулю.
Он может один убить нас обоих в снегах. Вот куда мы теперь отправляемся – в Антарктику. Останусь я в живых или погибну – надеюсь, мир просуществует достаточно долго и этот дневник попадёт к вам.
Я прожил свою жизнь свободным от компромиссов и вступаю в смертную тень без жалоб, без сожалений.
Роршах. Первое ноября.

Роршах, который ведёт свой дневник на протяжении всего романа, делает последнюю запись, о том что за всё, что случится дальше, несёт ответственности Вейдт, и кладёт журнал в почтовый ящик. В финальных сценах комикса дневник Роршаха оказался в редакции в одной из правоориентированных газет. Редактор поручает своему помощнику найти тему, чтобы заполнить две страницы пространства в номере, помощник тянется к файлу, где находится дневник Роршаха. На этом история заканчивается, и результат остаётся в воображении читателя.
Информация .

Понравился комментарий: «Если бы героем Готэма был Роршах, Джокер бы разучился улыбаться раз и навсегда».
Вот это уж точно.

Ну и бонусом — современный Роршах.
«20 декабря 2009 года.
Скоро Новый год.
Миллионы людей ходят с тупыми счастливыми улыбками.
Тратят деньги на ненужные никому подарки.
И все ждут.
Ждут чего-то, чего они сами не могут объяснить.
Ждут каких-то перемен, не желая при этом ничего менять.
Надеются, что в следующем году будет лучше.

Был не просто самым брутальным из Хранителей. Он еще и выдавал шикарные мрачные фразы (к тому же Роршах был классно озвучен). Приведем наиболее интересные из них.

Этот город боится меня. Я видел его истинное лицо, улицы — продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью.

Вдруг открыл в себе человечность? Самое время. Случись с тобой это раньше, ничего этого не было бы.

Пойду и скажу несокрушимому человеку, что его хотят убить.

Когда человек хотя бы раз видит черную изнанку общества, он больше никогда не обернется к ней спиной. Не притворится, что ее не существует, кто бы ни приказывал ему обернуться. Мы делаем это не потому, что это дозволено, мы делаем потому, что должны. Мы делаем это потому, что вынуждены.

И когда стоки будут окончательно забиты, то вся это мразь начнёт тонуть. Когда скопившиеся грязь похоти и убийств вспенится им до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят вверх и возопят: «Спаси нас!», а я прошепчу: «НЕТ».

Я хотя бы не прячу себя под маской.
— Нет… Ты прячешься у всех на виду…

Эдриан — пацифист. Да Господи, даже вегетарианец, он и мухи не обидит!
— Гитлер был вегетарианцем.

Это бобовый сок?
— Бобово-человеческий.

Хорошие были времена, куда все ушло?
— Ты ушел.

Атака на одного из нас — атака на всех.

Нет времени на друзей, лишь враги оставляют розы.

Когда идешь по городу, умирающему от бешенства, мимо людей тараканов, ищущих героин и детскую порнографию. Ты чувствуешь себя нормально!?

42-ая улица, сиськи на всех афишах, на всех витринах освещают улицу. Предложили шведскую любовь, французскую любовь, но не американскую любовь. Американская любовь, как кола в зелёной стеклянной бутылке. Снята с производства.

Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз на чертово пекло. Все эти либералы, интеллектуалы, сладкоголосые болтуны.. И отчего-то вдруг никто не знает, что сказать. Подо мной этот ужасный город, он вопит как скотобойня полная умственно-отсталых детей, а ночь воняет блудом и нечистой совестью.

Жизнь полная насилия, насилием и заканчивается.

Преступников арестовывают, бешеных собак убивают.

Не меня заперли с вами — это вас заперли со мной.

Никогда раньше не использовал унитаз в борьбе с отбросами общества.

Никаких компромиссов. Даже перед лицом Армагеддона.

Останусь я в живых или погибну. Надеюсь, что мир просуществует достаточно долго и этот дневник попадет к вам. Я прожил свою жизнь свободным от компромиссов, и вступаю в смертную тень без жалоб и сожалений.

Я слышал один анекдот. Мужчина приходит к доктору, жалуется на депрессию. Говорит, жизнь слишком жестока и сложна. Говорит, он одинок в этом терзающем мире, где впереди лишь сомнения и неопределенность. Врач отвечает: “Вот что вам поможет. Великий клоун Пальяччи приезжает в наш город. Сходите на его выступление, развейтесь, это должно взбодрить вас”. Мужчина взрывается слезами. “Но доктор, я и есть Пальяччи”. Хорошая шутка. Всем смеяться. Барабанная дробь. Занавес.

Если Бог и видел нас тогда, то он решил не вмешиваться.

Пересматривая второй раз, набросал цитатки. Возможно, что-то упустил и наделал ошибок, не судите слишком строго (:

Цитаты из фильма «Хранители» (Watchmen)

Собачья туша в переулке по утру, след шин на разорванном брюхе.

Этот город боится меня. Я видел его истинное лицо. Улицы — продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью и, когда стоки будут окончательно забиты, вся эта мразь начнёт тонуть.

Когда скопившаяся грязь похоти и убийств вспенится до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят наверх и возопят: -«Спаси нас!». Ну а я прошепчу: — «Нет».

Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз, в чёртово пекло. Все эти либералы, интеллектуалы — сладкоголосые болтуны и отчего-то, вдруг, некто не знает, что сказать.

Подо мной этот ужасный город. Он вопит, как скотобойня полная умственно отсталых детей, а ночь воняет блудом и нечистой совестью.

Этим вечером в Нью-Йорке погиб комедиант. И кто-то знает почему. Кто-то знает.

Это бобовый соус? — Бобово-человеческий.

Тебе не кажется это паранойей? -Что, меня теперь так называют, параноиком?

Когда идешь по городу умирающего от бешенства, мимо людей-тараканов ищущих героин и детскую порнографию, ты чувствуешь себя нормально?

Шелковый призрак — раздутая стареющая шлюха, умирающая на калифорнийском побережье.

Он нарвался на Роршаха, а Роршах взял и сбросил его в шахту лифта.

Если бы не любил, то и не пытался.

И с каждым днём будущее кажется чуть мрачнее, а вот прошлое, со всей грязью, что там была — светится всё ярче.

Боже, перед кем я выворачиваю кишки.

Ты мой заклятый враг, выходит, ближе врага у меня друга нет.

Эдвард Блейк — комедиант. Родился в 1918, похоронен под дождём.

Нет времени на друзей, лишь враги оставляют розы.

Жизни полные насилия, насилием и заканчиваются.

Я как-то слышал анекдот: «Мужчина приходит к врачу. Жалуется на депрессию, говорит, жизнь груба и жестока, что он чувствует себя одиноким в угрожающем мире. Врач предлагает простой рецепт: «Великий клоун Пальячи сегодня в городе, сходите, это вас подбодрит». Мужчина взрывается слезами. «Но доктор», — говорит он — «Я и есть Пальячи». Хороший анекдот. Всем смеяться. Барабанная дробь. Занавес.

Эти символические часы столь же полезны для интеллекта, как фотография кислорода, для тонущего.

Мне страшно, последний раз в жизни.

Люди. Мне надоело путаться в хитросплетениях их жизни.

Никогда не сдаваться. Убедись.

Было уже темно, когда вернулся убийца, совсем темно.

Моя рука дрожала от ударов, тёплая кровь брызгала в лицо, всё, что оставалось от Волтера Ковача умерло той ночью, вместе с девочкой.

Видите доктор, не Бог убил ту девочку, не судьба изрубила её и скормила собакам, не злой Рок, если Господь и видел нас тогда — он решил не вмешиваться.

Не меня с вами заперли, это вас заперли со мной.

Никогда не использовал унитаз в борьбе с отбросами общества.

Древние фараоны с нетерпение ждут конца света, они верили, что мертвецы вынут свои сердца из золотых урн и восстанут.

Шутил, что достаточно быстро, чтобы поймать пулю.

Никаких компромиссов, даже перед лицом армагеддона.

Источники:

http://bumtorg.ru/harlamov-igor-garik-yurevich/citaty-iz-filma-hraniteli-watchmen—v-pleere-nobodycare-citaty/
http://eisot.ru/hair-care/citaty-rorshaha-citaty-iz-filma-hraniteli-watchmen—v-pleere/
http://knhb.ru/citaty-iz-filma-hraniteli-watchmen—v-pleere-nobodycare-citaty-rorshaha.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector