Всякая ли любовь — от Бога? О любви к ближнему. Сострадательность избавляет от наказания

Евангелие. О двух главнейших заповедях — любви к Богу и к ближнему

О любви к Богу и к ближнему

Господь наш Иисус Христос на вопрос одного законоучителя, какая заповедь есть самая главная в Законе Божием, отвечал: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки». Из этих слов Спасителя видно, что тот, кто исполнит заповедь о любви, то есть научится любить Бога и ближнего, тот исполнит весь Закон Божий. Поэтому все хотящие угодить Богу должны постоянно задавать себе вопрос: исполняю ли я эти две главнейшие заповеди — то есть люблю ли я Бога и люблю ли я ближних?

Как определить, любим ли мы Бога? Святые отцы указывают признаки такой любви. Если мы кого-то любим, говорит преподобный Силуан Афонский, то хочется о том думать, о том говорить, с тем быть. Если, например, девушка влюбилась в какого-то юношу, то она непрерывно о нем думает, и все ее мысли бывают им заняты, так что даже во время работы, учебы, еды или сна она не может его забыть. Попробуем применить это к себе: вот мы, христиане, которые должны любить Бога всем сердцем, всей душой и всеми силами, — часто ли мы вспоминаем о Боге? Думаем ли мы о Нем во время работы, еды или сна? Увы, ответ на этот вопрос будет неутешительный — о Боге мы вспоминаем не особенно часто, или даже, можно сказать, редко. Наши мысли почти всегда бывают заняты чем угодно, только не Богом. Ум наш прилепился к земле, к земным заботам, земной суете. Даже когда мы молимся или присутствуем на богослужении, ум наш часто бродит неизвестно где, — по распутьям мира сего, так что присутствуем мы в храме только телом, тогда как наша душа, и ум, и сердце пребывают где-то далеко за его пределами. И если дело обстоит так, то это верный признак, что мало мы любим Бога.

Как еще проверить, исполняем ли мы первую заповедь, то есть любим ли мы Бога? Для этого нужно обратить внимание на то, как мы исполняем вторую заповедь — о любви к ближнему. Дело в том, что эти заповеди неразрывно связаны между собой, и невозможно исполнить первую без соблюдения второй. Если кто говорит: «Я люблю Бога», но при этом не любит ближнего, то такой человек, по слову апостола, является лжецом. Вот и мы, если думаем, что любим Бога, но при этом не любим ближнего, то есть ссоримся, не прощаем обид, имеем неприязнь, то обманываем самих себя, ибо любить Бога, не любя ближнего, невозможно.

Следует также внести ясность в вопрос о том, кто является нашим ближним. Конечно, в широком смысле наши ближние — это вообще все люди, без исключения. Однако в более узком и важном для нас смысле ближние — это те, кто к нам постоянно близок, кто нас каждодневно окружает: члены нашей семьи, ближайшие родственники, друзья и сослуживцы на работе. На первом месте, конечно, следует поставить наших домашних. Именно их нам в первую очередь нужно учиться любить, как самих себя. Покажи свою любовь прежде всего в своем доме и в своей семье, говорят святые отцы.

Есть люди, которые громко заявляют о своей любви к человеку и человечеству, но при этом находятся в состоянии непонимания, неприязни, а то и открытой вражды с ближайшими родственниками. Такое состояние, конечно же, является самообманом, при котором желаемое принимается за действительное. Ведь прежде чем говорить о любви к человечеству, нужно научиться любить ближайших к нам людей — родственников, друзей, соседей и сослуживцев. И это непременно нужно научиться делать, иначе не исполним мы второй из двух главнейших заповедей, а если не исполним второй, то не исполним и первой, ибо невозможно любить Бога без того, чтобы любить ближнего.

Итак, прежде всего мы должны учиться любить своих ближних, как бы трудно нам это ни казалось. И подчас это, действительно, бывает очень трудно, ибо наши ближние далеко не всегда бывают ангелами. Многие, например, могут сказать: соседи хотят сжить меня со света — как могу я их любить? Или: начальник на работе меня съедает, постоянно ко всему придирается — как я могу его любить? Или даже и про домашних многие скажут: у меня муж пьяница, и житья от него нет… дочь хочет от меня избавиться, отправить в дом престарелых… я воспитываю внука-наркомана, и никакого сладу с ним нет. Возможно ли нам любить таких людей?

Однако, если мы хотим быть истинными христианами, если хотим подражать Христу и святым, мы должны научиться любить этих людей. Конечно, это трудно. Но ведь христианство и не является какой-нибудь легкой, простой и удобной вещью. Христианство требует подвига. Шутка ли сказать: ведь путь христианина делает человека сыном Божиим, обладателем Его неизреченных благ, безсмертным небожителем, наследником вечной славы святых. Ведь это совсем не малое дело. В книге Апокалипсис Господь обещает посадить истинных христиан на Своем престоле рядом с Собой. Подумаем только: сесть рядом с Богом на Его престоле — разве это малое дело? Разве не превосходит это по своему величию все, что можно себе представить? А если столь велика награда, обещанная Небесным Отцом, то стоит ли удивляться, что и заповеди Его нам не всегда бывает легко исполнять? Ведь и в обычной земной жизни победа не дается без труда, без упорной борьбы, без крайнего напряжения сил.

Господь, давший заповедь о любви к ближним, конечно, знает, что эти ближние бывают разные, что нередко они нас не любят и относятся к нам плохо, а иногда и откровенно враждебно. И потому Господь как бы подкрепляет заповедь о любви тем, что заповедует любить и относящихся к нам враждебно, любить врагов. Он говорит: если вы любите только тех, кто вас любит и хорошо к вам относится, — то какая вам награда? За что вас тогда награждать — ведь и язычники, и чуждые истинной веры любящих их любят.

Легко любить тех людей из круга наших знакомых, которые богаты, сильны, вежливы, остроумны и хорошо к нам расположены. Легко это потому, что общение с ними приятно и доставляет удовольствие, а часто и какие-нибудь практические выгоды. Но такая любовь, если посмотреть глубоко, является любовью ненастоящей, неискренней и неистинной, ибо настоящая любовь всегда безкорыстна, она, по слову апостола, не ищет своего и любит не за какие-то приятные и выгодные качества, но безкорыстно — когда таких качеств нет и даже есть качества противоположные. Только такая любовь является христианской и истинной, только она является признаком того, что мы идем по пути Христа. Так любит Бог — ведь Он любит нас не за какие-то великие достоинства и добродетели, которых нет, и не за выгоды, которые мы Ему доставляем, ибо что мы можем Ему дать? — а любит нас такими, какие есть — падших, непотребных и грешных. Такая любовь есть любовь совершенная, и она есть удел и признак совершенных.

К такому совершенству Господь призывает и нас: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный, говорит Он. И еще: будьте святы, потому что Я свят. По словам преподобного Силуана, главным признаком истинности пути для христианина является его любовь к врагам, — к тем людям, которые его не любят, ему досаждают, от которых он страдает. И нередко такими людьми являются наши близкие родственники. Ведь если от мужа-пьяницы нет житья, или распутная дочь выгоняет из дома, или внук-наркоман распродал все вещи, то это как раз и есть те люди, на которых распространяется заповедь о любви к врагам. Ибо в некотором смысле можно говорить, что своим поведением они стали больше похожи на врагов, чем на родственников. И вот в силу этой заповеди мы должны их любить, — если хотим быть истинными христианами и достичь совершенства. Да, эти родственники ведут себя, как враги, но ведь мы получили заповедь любить не только родственников, но и врагов, и быть совершенными, как совершен наш Небесный Отец. Христос молился на Кресте за Своих распинателей, а потому даже если наши ближние начнут нас распинать, то и тогда, подражая Христу, мы должны их любить и за них молиться.

Конечно, это нелегко, и такое испытание является поистине огненным испытанием нашей веры, терпения и христианской любви. Человеку своими силами невозможно это исполнить, но Богу все возможно, и если мы, несмотря ни на что, будем стараться любить этих близких нам людей, терпеливо переносить причиняемые ими скорби, если будем понуждать себя молиться за них, жалеть и относиться к ним по-доброму, то явимся подражателями Самого Господа Бога в Его совершенствах, и Господь тогда, видя нашу борьбу и терпение, Сам поможет нам в несении креста и уже в этой жизни даст Свою Благодать и духовные дары. Что же касается награды в Будущем веке, то она будет настолько велика, что мы совершенно не вспомним о тех скорбях, которые претерпели на земле от людей, а если вспомним, то будем благодарить за них Бога, ибо увидим, что именно за наше терпение сподобились мы вечной славы на небесах.

Конечно, примеры, о которых идет речь, являются крайними, однако даже и в таких случаях мы должны любить тех, кто причиняет нам много горя. Тем более мы должны любить и всех остальных людей. Ведь очень часто мы не умеем любить даже и тех из наших ближних, которые ничего плохого нам не сделали. Мы и к ним относимся с неприязнью, не любим их, осуждаем и злословим. И таким поведением мы, несомненно, служим бесам и уподобляемся им. Святой Силуан прямо говорит, что если ты зло думаешь о людях или относишься к кому-нибудь с неприязнью, то это означает, что злой дух живет в тебе, и если ты не покаешься и не исправишься, то после смерти пойдешь туда, где пребывают злые духи, то есть в ад.

Читать еще:  Рюкзак сшить туристический выкройки размеры. Рюкзак на молнии с накладным карманом

И нужно сказать, что такая опасность угрожает некоторым из нас, людям как будто бы церковным, исповедующимся и причащающимся. Представьте себе, братия и сестры, какой будет кошмар, и ужас, и позор, если мы, люди крещеные, посещающие храм, знающие заповеди Божии, — одним словом, имеющие все, что нужно для спасения, — если мы при этом попадем в ад! Ведь те, кто там находятся, — атеисты, богоборцы, сатанисты, развратники, злодеи, — будут над нами смеяться, они скажут: ну ладно, мы-то ничего не знали, в храм не ходили, Евангелие не читали, жили без Бога и без Церкви, — потому и попали сюда, а вы-то что же? Как же вы-то здесь оказались? Ведь вам было все дано, чтобы исполнить в своей жизни волю Божию, а вы, несмотря на это, попали в ад.

Священное Писание открывает людям, что Бог, Творец вселенной, есть любовь. И нас оно призывает к тому, чтобы мы уподобились Богу нашему, стали похожими на Него. Раз Бог есть любовь, то и мы, если хотим прийти к Нему, должны научиться любить. Христианское совершенство — это любовь, любовь безкорыстная, — не за что-то доброе, что нам делают люди, а любовь ко всем, даже к врагам. Преподобный Исаак Сирский говорит, что достигших христианского совершенства признак такой: если и десятикратно в день они будут преданы на сожжение за любовь к людям, то не удовлетворяются этим и не успокаиваются, но хотели бы еще сто или тысячу раз быть сожженными ради любви. В качестве примера Святой Исаак указывал на авву Агафона, который, увидев однажды прокаженного, сказал, что желал бы взять себе его разлагающееся тело, а свое отдать ему. И не нужно думать, что этот прокаженный был идеальным каким-нибудь страдающим лебедем. Нет, скорее всего, это был обычный бродяга, может быть, и очень грешный, может быть, пьяница или вор — и вот такому человеку авва Агафон хотел отдать свое святое тело! И несомненно, отдал бы, если бы только мог.

Такая любовь и является христианским совершенством, такой любовью любит Бог, Творец вселенной. Путем такой любви прошел в нашем мире Христос — ведь именно это Он сделал с падшим и растленным родом человеческим: соединился с его природой, взял Себе его прокаженное смертью тело, а ему, падшему и грешному, отдал Себя — Свою природу, Свое Божество, Свою славу и безсмертие. И мы, христиане, должны подражать в этом Христу, должны учиться у Него совершенной Божественной любви, стремиться к ней, достигать ее. «Достигайте любви», — говорит святой апостол Павел. И не будем смущаться от того, что идеал этот кажется нам бесконечно далеким, что мы не ощущаем в себе такой любви и не имеем сил для нее. Господь не дал бы нам заповеди о любви, если бы ее невозможно было исполнить. Да, наш эгоизм, наша гордость, наша неспособность и нежелание любить, наша постоянная и глубокая склонность к неприязни — все это, как неподъемные горы, тяготит нас, и часто кажется, что никакими силами невозможно сдвинуть эти горы из души. Однако нужно помнить, что именно к нам обращены слова Христа о том, что невозможное человекам возможно Богу. И потому не обленимся, братия и сестры, но будем стараться пусть и в малую меру, но все же делать дела любви, будем стремиться к ней, будем, по слову старца Паисия Афонского, пытаться сдвинуть из души горы страстей, мешающих нам любить, — сколь бы огромными они ни казались. И тогда, видя наши усилия и веру, Господь Сам сдвинет их, а на их месте зажжет пламя совершенной любви, которая делает человека новым творением, освящает, возводит на небо и уподобляет Самому Господу Богу, ибо Бог, наш Небесный Отец, есть любовь. Аминь.

Как стяжать любовь к. ближним?

Ответы пастырей

Иногда приходится слышать: «Я православный/православная, но не могу полюбить своих собственных родителей, детей, мужа, жену, то есть тех, кого вроде бы точно должен любить, что называется, “по умолчанию”». Что можно ответить на эти слова? И как стяжать любовь?

«Отвергнись себя» – вот путь к тому, чтобы стяжать дар любви

– Любовь – это высоко. Сказано: Бог есть любовь (1 Ин. 4: 8). Не любящий ближнего не может любить Бога (ср.: 1 Ин. 4: 20), – говорит апостол. Это все ясно.

Для того чтобы стяжать любовь, надо глубоко познать себя и признать, что я не достоин этого дара. Я еще ничего не сделал для этого. Христос сказал: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф. 16: 24). «Отвергнись себя» – вот путь к тому, чтобы стяжать дар любви.

Как Сам Господь к нам явил Свою глубочайшую любовь? Он явил нам ее на Кресте. Он отверг Себя – и на Голгофе, и все время ранее исполнял волю Божию. Конечно, Христос и Сам есть источник Любви. Но и нам Он завещал пребывать в Нем, как Он в Отце (ср.: Ин. 6: 57). А для этого требуется отбросить свой эгоизм, все свое несовершенство (см.: Мф. 5: 48).

Когда мы при более-менее внимательной жизни начинаем видеть свои недостатки, боремся с ними и как бы отрицаемся их, в нас открывается возможность видеть, понимать, ценить, а, может быть, потом даже и любить другого человека. Как бы он к нам, казалось бы, ни относился совершенно недолжным образом, не так, как нам самим хотелось бы…

Вот здесь мы опять и видим разность завещанного нам в Евангелии духовного пути от той обыденной логики жизни, которой мы привычно придерживаемся в нашем повседневном бытии.

Холодное сердце никогда не войдет в Царство Небесное

– «Стяжать» – какое красивое слово! У нас в русском языке словом «любить» обозначается всё что угодно. Для одних «любить» неразрывно связано со словом «сожрать». «Я так люблю устрицы, а я макароны, а я – бараний бок с гречневой кашей…» Это «любовь» обжоры и сластолюбца.

Для другой ситуации «любить» – снисходить к тебе, другому. Я «люблю» тебя, значит, позволяю тебе служить МНЕ, угождать МНЕ и за это тебе довольствоваться крошками с моего праздника жизни. Такова «любовь» эгоиста.

Если вы пользуетесь словом «стяжать», я делаю вывод, что человек вы религиозный, возможно даже христианин и ходите в храм. Раз так, то всякий раз, входя в церковь, вы оказываетесь перед Распятием. Что такое для нас Распятие как не высший символ подлинной любви? Любовь и самоотвержение – понятия неразрывные.

Хотите научиться любить близких? Сойдите с пьедестала любви к себе, самоугождения и саможаления

Вы хотите научиться любить самых близких вам и дорогих? Замечательно! Тогда сойдите с пьедестала любви к самому себе, самоугождения и саможаления. Учитесь работать Христу. Начинайте с малого. Исполняйте заповеди, отвергая себя, угождайте тем, кто вправе рассчитывать на ваше внимание, заботу и тепло вашего сердца, – вашему мужу, вашей жене, детям, родителям. Молитесь за них и помните: холодное сердце в Царство Небесное не войдет. Никогда.

Великая христианская идея любви как служения

– Может, мы немножко путаем? Нам кажется, что любовь – это очень красивая и утешительная эмоция. Но эмоции – лишь составляющая того, что называют любовью. Вообще настоящая любовь – это действие, волевое действие. Не можешь больше любить? Но ты же хочешь быть счастлив в семье? Ты создала семью, но у тебя больше нет любви к мужу? Значит, это в тебе что-то изменилось. Вряд ли это муж сильно изменился. Какой-то механизм надо заново завести, чтобы он снова заработал. Это как если у машины перестал работать мотор, который должен крутить колеса, ее могут прицепить к толкачу. Тогда он заводит мотор через то, чтобы крутились колеса. Так и здесь: ты делаешь дела любви, и сердце твое снова начинает любить.

Человек ведь очень сложен. Он состоит из разума, сердца, воли. Когда-то человек действует, потому что его сердце любит. Иногда он знает, как надо по любви, а сердце молчит. Его воля сначала понуждает действовать, а потом и сердце заводится. Дела любви – самое главное, с помощью чего можно вернуть любовь.

Дела любви – самое главное, с помощью чего можно вернуть любовь

Надо служить другому человеку. Это великая христианская идея служения – любви как служения. Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мф. 20: 28).

Точно так же и здесь: служи! Вот что такое любовь. Например, тебе не хочется заниматься с детьми уроками, хочется пойти в кино. Но ты же отец. Послужи своим детям, яви им свою любовь.

Чем ближе ты к Богу, Который есть Любовь, тем больше в твоем сердце любви

– Вспоминаю архимандрита Кирилла (Павлова) и думаю: откуда у него было столько любви – чистой, терпеливой, жертвенной, постоянной? Когда он слышал твой вопрос, то весь был с тобой, а сам ты рядом с ним чувствовал себя как в Раю. Кстати, есть и сейчас духовники (пусть простят меня, что не называю имен во избежание столпотворений), рядом с которыми ты погружаешься в это неизреченное Царство Любви. Что я замечаю в душах этих удивительных людей, источающих любовь? Замечаю то, что они забывают себя ради ближних; не имеют обид, если кто-то поступает иначе; радуются, когда у чада наступил в жизни успех; переживают, когда у чада случилась беда, и помочь стараются чем-то конкретным, а не расплывчатым сочувствием.

Почему же у них вот так? Ответ очень прост: чем ближе ты к Богу, Который есть Любовь, чем больше в тебе Божиего, а не своего, тем больше в твоем сердце любви.

Ответ прост, но исполнить непросто.

Есть, конечно, методики психологические, разработанные для преодоления конфликтов. Но, зная жизнь самих психологов и их собственные неудачи в личной жизни, их сложности в кругу близких взаимоотношений, думаю, что дело не в психологии. А дело в том, что либо ты стараешься жить духовной жизнью, либо живешь как придется.

Если я чувствую некую неприязнь к какому-то человеку, то для меня это определенный сигнал: во мне что-то не так, неправильно. То есть причина не в другом человеке, а во мне. Я начинаю рассматривать, из-за чего это пришло. В каждом случае это движение какой-либо страсти, а их ох как много оказывается. Мы не любим ближних по нашей греховной немощи. Иногда это даже просто отсутствие сострадания к человеку. Да, он ведет себя неподобающе. Но он ведь сам от себя страдает, а мы не хотим помолиться о нем, не пытаемся ему помочь теплом сердца, каким-нибудь простым добрым поступком.

Читать еще:  Омолаживающий уход за шеей и зоной декольте. Что делать после процедуры. Укрепляем мышцы шеи

Представь, что в детстве у тебя был брат (или сестра), которого ты очень любил, а потом он пропал, и ты не знал, что с ним случилось, да и жив ли он, и много времени переживал о нем. И вот спустя много лет вдруг окажется, что Бог сохранил его жизнь, даже привел его в твой город, и ты, не узнав в нем потерянного брата (или сестру), уже вступил с ним в конфликт. Когда ты обнаружишь, что он и есть твой родной, которого ты просто не узнал вовремя, то сколько же будет радости и как же мелок покажется конфликт! Но если задуматься, каждый человек – наш брат или сестра в прямом смысле этого слова. Все – дети Адама, кровно родные, а если сказать точнее и глубже, все – чада Божии. Когда мы смотрим на своих маленьких деток, как они препираются друг с другом из-за каких-то мелочей, то нам ведь хочется, чтобы они любили друг друга. А теперь подумаем, каковы мы в очах Божиих, что всё время препираемся, не хотим и в малом потерпеть или хотя бы просто затворить уста и молиться Господу. Как ни крути, наши конфликты совсем не стоят того.

Вот вспоминаю, что в древнее, ветхозаветное время для развода был достаточен повод, излагаемый в страшной формулировке (ибо истолковать можно в угоду себе): муж может развестись с женой, если он находит в ней что-нибудь противное (Втор. 24: 1). Но чистый видит всё чистым вокруг, добрый и к другим с добром относится. Когда же ты сам противный, то противными тебе кажутся все вокруг и прежде всего тот, кто находится в непосредственной близости. Негатив порождает негатив. Так, в замкнутых коллективах очень легко прослеживается, как колкость одного провоцирует колкость другого, сухость – сухость, жестокость и безразличие – подобное же холодное отношение. А на любовь, доброту, теплоту откликается любое сердце.

Поймем наконец, что противными бываем прежде всего мы сами, – и будем работать над собой! Вот он, единственный путь к созиданию любви.

Работать над собой, преодолевать в себе страсти – путь к созиданию любви

А чтобы мы видели свою немощь и знали свои греховные страсти, Господь поставляет нас в такие ситуации, в которых мы с очевидностью вдруг обнаруживаем, что в нас-то любви нет. Мы не терпим порой самых близких, выходим из себя по каким-то глупым поводам и бываем готовы поколотить тех, кто рядом, только потому, что их образ жизни не по нам. Господь подает нам такие ситуации, чтобы мы увидели, над чем работать, в чем каяться, о чем горячо молиться, чтобы преодолеть в себе эти страсти.

Собственно, весь строй православной жизни – очищение сердца, исповедь, доброделание, богослужения – направлен к тому, чтобы стяжать любовь как венец духовных трудов. Надо только не относиться формально, а жить этим.

Представь, что ты только что с кем-то препирался и вдруг тебе дали какой-то невероятно огромный подарок, то, чего ты не чаял, чему несказанно рад. При этой вдохновенной радости непременно поблекнет, отступит в сторону, как уже не актуальная, бывшая неприязнь. Радость настолько захлестнет, что ты на это время забудешь обиды, брезгливость, поводы для раздражения. Но всякая земная радость кратковременна, и чувство земной радости подобно крупной волне, поднявшейся, пошумевшей, а затем разбившейся о берег. Земные восхищения угасают. Приобщение к Богу, приобщение небесным сокровищам совсем иного характера, и такой человек становится обителью Любви.

Кто не имеет любви, тот не имеет и радости.

Кто не имеет любви, тот никогда не будет счастлив.

Кто обрел любовь, тот нашел ключик к решению всех вопросов – семейных, жилищных, профессиональных, социальных. Вообще всех вопросов, но прежде всего духовных!

Обретает же любовь только тот, кто взошел к единению с Господом.

Даруй нам, Боже, быть с Тобой и любить всех, кого Ты ставишь по жизни рядом с нами!

Любовь – удел смиренного сердца

– Как стяжать любовь – это вопрос и дело всей нашей жизни. Любовь – удел смиренного сердца. Когда совершенно себя уничижишь и осудишь, когда сам себя растопчешь и переплавишь в горниле покаянной молитвы, тогда узнаешь признаки приближения любви. Дело это не совсем человеческое.

Очищай сердце, избавляйся от прилогов гнева, осуждения и похотности, и в нем действием Божиим поселится любовь.

Эти моменты воистину драгоценны!

– За редким исключением любовь к родному, близкому человеку как бы живет в глубине души и бывает закрыта от ясного ее осознания множеством повседневных забот, переживаний и чувств. И только в какие-то моменты, относительно редкие, как бы открываются очи души, и мы во всей доступной полноте осознаем, как мы любим близкого нам человека. Эти моменты воистину драгоценны! Но и в остальное время жизни важно нам помнить о своей любви и сознательно быть достойными того чувства, которого сподобляет нас Господь, стараться быть, если можно так сказать, ответственным хранителем любви, делать всё, что соответствует высоте этого чувства, то есть проявлять заботу, терпение, снисхождение, великодушие в отношении близкого человека, молясь от всей души о нем самом и о сохранении и умножении любви. И это будет прямым исполнением заповеди Господа о любви к ближнему в свете любви к Богу, без которой истинная любовь к человеку невозможна.

Семейное благополучие строится на взаимном стремлении сделать счастливым любимого человека

– Когда речь заходит о стяжании любви к человеку, необходимо помнить о связи любви между людьми с любовью к Богу. Какова эта связь? Если мы не любим человека или наша любовь в чем-то ущербна, это говорит об ущербности нашей любви к Богу. А поскольку любовь к Богу есть исходное начало всякой истинной любви, то задуматься следует, прежде всего, над тем, как эту любовь стяжать. И вот на этот вопрос в Священном Писании есть предельно ясный ответ. Господь говорит: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14: 21). Соблюдение заповедей Христовых – это не только показатель любви к Нему, но и путь, на котором эта любовь обретается! Но, поскольку заповеди Христовы говорят нам, прежде всего, о правильной любви к самому себе и к ближнему, то и получается, что «любовь к ближнему есть стезя, ведущая в любовь к Богу».

Иными словами, если человек ищет в себе любовь к ближнему и не находит, все свое усердие он должен направить к тому, чтобы во всем поступать с ближним так, как велит ему Христос. И здесь ключевой момент в том, чтобы помнить, что Христос призывает нас к жертвенной любви: да любите друг друга, как Я возлюбил вас (Ин. 13: 34). А значит, настоящая любовь всегда жертвенна.

Любовь семейная более всего страдает от недостатка жертвенности

От недостатка жертвенности более всего страдает любовь семейная. Почему так? Потому что, когда семья только в начале своего пути, ее очень поддерживает свежесть чувств периода ухажерства. Постепенно эта свежесть уходит, на смену ей вместе с бытовым однообразием приходит скучная будничная повседневность, представляющая собой первую опасность для еще неокрепшей юной любви. Эта опасность становится особенно угрожающей, когда появляются дети и нагрузка на молодых родителей многократно увеличивается. Как выйти победителем из подобной опасности? Как не допустить увядания еще слабого росточка любви, который именно таков в молодой семье? Очень важно помнить о том, что семейное благополучие строится не на стремлении стать счастливым, а на взаимном стремлении сделать счастливым любимого человека. А потому не должно быть такого труда, который не понес(ла) бы супруг(а) ради супруги(а) и супруги ради детей. Если же отношения уже зашли в тот тупик, в котором они оказываться не должны, то и здесь не следует отчаиваться. Надо срочно вспомнить о том, что есть такой путь – путь самоотречения, на котором человек, шаг за шагом «сдувая пепел» самолюбия, под которым, как кажется, уже не осталось ничего живого, вновь сможет ощутить тот огонь взаимной любви, что был таким естественным в начале семейной жизни. Хотя, разумеется, это нелегкий труд, но разве не стоит потрудиться ради любви?!

Книги Орловой Ольги в интернет-магазине «Сретение»

Всякая ли любовь — от Бога? О любви к ближнему. Сострадательность избавляет от наказания

Авва Иоанн Колов говорил: невозможно выстроить здание, начиная с крыши, нужно строить от основания вверх. Его спросили: что должно разуметь здесь под основанием? Он отвечал: основание — ближний, когда помогаем ему и приобретаем его, потому что на нем основаны все заповеди Христовы.

Авва Агафон говорил: «Если бы я мог взять тело прокаженного и отдать ему мое, сделать это было бы для меня наслаждением». Такова совершенная любовь.

Преподобный Исаак Сирин:

Не променяй любви к брату твоему на любовь к какой-нибудь вещи, потому что любовью к брату ты стяжал внутри себя Того, Кто драгоценнее всего в мире.

Авва Агафон говорил: «Насколько это зависело от меня, я никогда не засыпал со скорбью в сердце на кого-либо и никому не позволил заснуть с какой-либо скорбью на меня». Брат сказал авве Агафону: «Мне дана заповедь, но исполнение заповеди сопряжено со скорбью; и хочется исполнить заповедь, и опасаюсь скорби». Старец отвечал: «Если бы ты имел любовь, то исполнил бы заповедь и победил бы скорбь».

Преподобный Ефрем Сирин:

Кто при любви своей равнодушен к недостаткам любимого, тот ненавидит, сам того не сознавая. И можно ли того почитать любящим, кто делает вред? Можно ли назвать того любящим, кто не спасает от беды? Истинная любовь — та, которая и увещавает, и вразумляет.

Преподобный авва Исаия:

Если ум укрепится и решится последовать любви, то погашаются все страсти плоти и духа. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится» (1 Кор. 13, 4), делает естественным для сердца постоянство и не попускает ничему противоестественному насильственно порабощать ум.

Некто спросил старца: «Почему нынешние подвижники не получают благодатных даров, как древние?» Старец ответил: «Потому что тогда была любовь, и каждый поднимал ближнего вверх; ныне любовь охладела, и каждый влечет ближнего вниз. По этой причине мы не удостаиваемся получить благодать».

Читать еще:  Ты спишь и голоден в холодильнике. Загадки про семью и родню

Старец сказал: «Я никогда не желал дела, полезного мне и неполезного брату моему, веруя, что приобретение брата есть мое приобретение».

Преподобный Пимен Великий:

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13). Если кто услышит огорчительное слово и, будучи в состоянии отвечать таким же словом, преодолеет себя и не скажет или, если кто, будучи обманут, перенесет это и не станет мстить обманщику, тот полагает душу свою за ближнего.

Святитель Василий Великий:

Что свойственно любви к ближнему? Искать не своих выгод, но душевной и телесной пользы любимого.

Кто любит ближнего, тот исполняет свою любовь к Богу, потому что Бог его милосердие переносит на Самого Себя.

Святитель Иоанн Златоуст:

Что может сравниться с любовью? Ничто. Это — корень, источник и мать всех благ. Это — добродетель, сопряженная с удовольствием и приносящая одну непрерывную радость искренне усвоившим ее.

Преподобный Исаак Сирин:

Нет иной стези к духовной любви, которою начертывается в нас невидимый образ Божий, если прежде всего человек не станет милосердным по подобию Небесного Отца, явившего нам Свое совершенство в милости. Господь заповедал повинующимся Ему полагать милость в основание богоугодной жизни.

Преподобный Нил Синайский:

Блажен человек, который всякого человека почитает как бы богом после Бога.

Преподобный Исаак Сирин:

Не могут приобрести любви к людям те, которые любят мир.

Преподобный авва Дорофей:

«Спаситель говорит: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39). Не обращай внимания на то, как далеко ты отстоишь от этой добродетели, чтобы не начать ужасаться и говорить: «Как можно возлюбить ближнего, как самого себя? Могу ли я заботиться о его скорбях, как о своих собственных, и особенно о скрытых в его сердце, которых не вижу и не знаю, как свои?» Не увлекайся такими размышлениями и не думай, чтобы добродетель превышала твои силы и была неисполнима. Но положи начало с верою в Бога, покажи Ему твое произволение и старание — тогда увидишь помощь, которую Он подаст тебе для совершения добродетели. Представь себе две лестницы: одна возводит вверх на Небо, другая низводит в ад, а ты стоишь на земле между ними. Не думай и не говори: «Как я могу взлететь от земли и очутиться вдруг на Небе?». Это, конечно, невозможно, да и Бог не требует этого от тебя, но берегись, чтобы не сойти вниз. Не делай зла ближнему, не огорчай его, не клевещи, не злословь, не уничижай, не укоряй. А позже начнешь мало-помалу и добро делать брату своему, утешая его словами, сострадая ему или давая ему то, в чем он нуждается. И так, поднимаясь с одной ступени на другую, достигнешь с помощью Божией и верха лестницы. Ибо мало-помалу, помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного. Это значит возлюбить «ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39)».

«Что значит сказанное Апостолом: «воля Божия благая и угодная и совершенная?» (Рим. 12, 2). Все бывающее бывает или по благоволению Божию, или попустительно, как сказано у Пророка: «Аз Господь Бог, устроивый свет и сотворивый тму» (Ис. 45, 7). И еще: «или будет зло во граде, еже Господь не сотвори» (Ам. 3, 6). Злом здесь названо всё, что отягощает нас, т. е. всё скорбное, бывающее к наказанию нашему за порочность нашу, как то: голод, мор, землетрясение, бездождие, болезни, брани — всё сие бывает не по благоволению Божию, но попустительно, когда Бог попускает этому находить на нас для нашей пользы. Но Бог не хочет, чтобы мы сего желали или сему содействовали. Например, как я сказал, бывает попустительная воля Божия на то, чтобы город был разорён, но Бог не хочет, чтобы мы — поелику есть Его воля на разорение города — сами положили огонь и подожгли оный, или чтобы мы взяли топоры и стали разрушать его. Также Бог попускает, чтобы кто-нибудь находился в печали или в болезни, но хотя воля Божия и такова, чтобы он печалился, но Бог не хочет, чтобы и мы опечаливали его, или чтобы сказали: так как есть воля Божия на то, чтобы он был болен, то не будем жалеть его. Этого Бог не хочет; не хочет, чтобы мы служили таковой Его воле. Он желает, напротив, видеть нас столь благими, чтобы мы не хотели того, что Он делает попустительно.

Но чего Он хочет? Хочет, чтобы мы желали воли Его благой, бывающей, как я сказал, по благоволению, то есть всего того, что делается по Его заповеди: чтобы любить друг друга, быть сострадательными, творить милостыню и тому подобное — вот воля Божия благая».

Преподобный Симеон Новый Богослов:

Человеколюбие есть подобие Богу, так как оно благотворит всем людям, и благочестивым и нечестивым, как и Сам Бог благотворит.

Преподобный Никодим Святогорец:

Любовь к Богу не имеет меры, как любимый Бог — предела и ограничения. Но любовь к ближним имеет предел и ограничение. Если ты не будешь держать ее в подобающих пределах, она может отдалить тебя от любви к Богу, причинить большой вред, даже погубить тебя. Воистину ты должен любить ближнего, но так, чтобы этим не причинить вреда своей душе. Делай все просто и свято, не имей в виду ничего, кроме угождения Богу. И это охранит тебя в делах любви к ближним от всяких неверных шагов.

Святитель Тихон Задонский:

«Не любящий брата пребывает в смерти»,- пишет апостол (1 Ин. 3, 14). Такой хотя телом и живет, но душою мертв. Ибо как тело душою, так душа Духом Христовым оживляется. А где нет христианской братской любви, там нет Духа Христова. «Всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» (1 Ин. 3, 10). Но там, вместо того, дух неприязни: ибо душа или находится в благодати Божией и благодатью оживляется, или не имеет благодати и лишается жизни духовной. Одно из этих двух непременно следует: где нет жизни духовной, там смерть духовная, так же как где нет жизни телесной, там телесная смерть. За смертью духовной следует смерть вечная, если душа не воскреснет истинным покаянием.

Св. Игнатий (Брянчанинов):

Любовь к ближнему есть стезя, ведущая в любовь к Богу, потому что Христос благоволил таинственно облечься в каждого нашего ближнего, а во Христе — Бог.

Воздавай почтение ближнему, как образу Божию, почтение в душе твоей, невидимое для других, явное лишь для совести твоей.

Воздавай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия — и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь.

И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение, как образу Божию,- что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собою, чтобы тебе не иметь недостатков любви.

Если ты думаешь, что любишь Бога, а в сердце твоем живет неприятное расположение хотя бы к одному человеку, то ты — в горестном самообольщении.

Храни совесть по отношению к ближнему: не довольствуйся одной благовидностью твоего поведения.

Всякий православный христианин, если захочет перейти от нерадивой жизни к жизни внимательной, если захочет заняться своим спасением, должен, во-первых, обратить внимание на отношения свои к ближним.

Любовь к Богу заключается в любви к ближнему, и тот, кто возделал в себе любовь к ближнему, вместе с нею стяжает в сердце своем неоценимое духовное сокровище — любовь к Богу.

Причина. любви (к ближним) одна — Христос, почитаемый и любимый в каждом ближнем.

Достигший любви к врагам достиг совершенства в любви к ближнему, и ему сами собой отворились врата любви к Богу.

Не ищите и не ожидайте любви от людей; всеми силами ищите и требуйте от себя любви и сострадания к людям.

Св. прав. Иоанн Кронштадтский:

«Люби всякого человека, несмотря на его грехопадения. Грехи грехами, а основа-то в человеке одна — образ Божий. Иногда слабости людей очевидны, когда, например, они бывают злобны, горды, завистливы, жадны. Но помни, что и ты не без зла, а может быть, в тебе его даже больше, чем в других. По крайней мере в отношении грехов все люди равны: «все», сказано, «согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3, 23); все повинны перед Богом, и все нуждаемся в Его милосердии. Поэтому надо терпеть друг друга и взаимно прощать, чтобы и Отец наш Небесный простил нам согрешения наши (см. Мф. 6, 14). Смотри, как много любит нас Бог, как много Он сделал для нас и продолжает делать, как Он наказывает слегка, а милует щедро и благостно! Если хочешь исправить кого-нибудь от недостатков, не думай исправить его одними своими средствами. Сами мы больше портим, чем помогаем, например, своей гордостью и раздражительностью. Но возложи «на Господа заботы твои» (Пс. 54, 23) и от всего сердца молись Ему, чтобы Он Сам просветил ум и сердце человека. Если Он увидит, что твоя молитва проникнута любовью, то непременно исполнит твою просьбу, и ты вскоре увидишь перемену в том, за кого молишься: «вот — изменение десницы Всевышнего» (Пс. 76, 11).

Помни, что человек — великое и дорогое существо у Бога. Но это великое создание после грехопадения стало немощным, подверженным множеству слабостей. Любя и почитая его, как носителя образа Творца, переноси также и его слабости — различные страсти и неблаговидные поступки — как слабости больного. Сказано: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Рим. 15, 1; Гал. 6, 2).

Ох! как мне противно это диавольское злорадство о грехе ближнего, это адское усилие доказать его истинную или мнимую слабость. И люди так поступающие еще смеют говорить, что они уважают и всеми силами стараются исполнять закон о любви к Богу и ближнему! какая же тут любовь к ближнему, когда даже в великих и святых людях намеренно хотят видеть и отыскивать темные пятна, за один грех чернят всю его жизнь и не хотят покрыть греха ближнего, если он действительно есть? забыли они, что любовь вся покрывает (1 Кор. 13, 7)».

Преподобный Никон Оптинский:

Надо любить всякого человека, видя в нем образ Божий, несмотря на его пороки. Нельзя холодностью отстранять от себя людей.

Источники:

http://andrey-one.prihod.ru/2015/12/29/evangelie-o-dvuh-glavnejshih-zapovedyah-lyubvi-k-bogu-i-k-blizhnemu/
http://pravoslavie.ru/118557.html
http://verapravoslavnaya.ru/?Svyatye_o_lyubvi_k_blizhnemu

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector