Интимные слова в Древней Руси. Как это было…

9 шокирующих сексуальных традиций древних славян

Ох уж эта Русь! Брага лилась рекой, нагие парочки прыгали через костер, а потом охотно овладевали друг другом, едва дойдя до дома. Мы собрали 9 самых необычных сексуальных традиций наших предков.

1. Этому дала, тому дала.

Девственность на Руси не ценилась. Если муж понимал, что новоиспеченная жена еще нетронута, он легко мог выгнать ее со словами: «Раз тебя никто до меня не любил, то ты ничего не стоишь.» И девки шли кутить, кто во что горазд. Знать тем более ничего не стеснялась: купцы могли предаться любви с девками при всем честном народе!

2. Брат за брата!

На Руси был очень распространен инцест. Никто не видел ничего дурного в том, что детские шалости между братом и сестрой могли приобрести далеко не благопристойный характер. Совокупление матери и сына, отца и дочери, брата и сестры вызывали только лишь улыбку, полную умиления. Славяне считали, что страсть между самыми родными людьми «оплодородит» землю. Удивительно, но эта традиция жила до XIX века.

3. Эй, хлопец! Я тебя живым закопаю!

Но не думайте, что славяне совсем не думали о правилах приличия. Если мужчина слишком много времени уделял чужой жене, его могли запросто закопать заживо. Однако если этот мужчина решал выкрасть ту самую чужую жену, законный муж дамы только радовался этому! Как говорится, «Баба с возу, кобыле легче!» Ведь «лишние» рты в семье, не приносящие никакой выгоды, воспринимались как «обуза». По этой же причине новорожденных девочек небогатые родители частенько топили.

4. Подмени меня

Это сегодня зять и теща традиционно немного недолюбливают друг друга, а раньше все было ровно наоборот. Так как дочерей выдавали замуж в 9-12 лет, часто до начала полового созревания, супружеский долг за нее исполняла. мама. В середине XIX века разрешили венчать невест лишь по достижении 16 лет, а женихов — 18. Вот теща и перестала быть нужной. И любимой.

5. Иван Купала

Праздник Ивана Купала на Руси всегда сопровождался любовными игрищами. Девушки прыгали через костер, и их интимные места неизменно оголялись. После этого к ним присоединялись юноши, и все заканчивалось бурными оргиями.

6. Посевная пора древних славян

Секс являлся неотъемлемой частью посевной поры. Девушки гуляли по полю ночью голышом, чтобы поделиться силой деторождения с землей. Мужчины тоже нередко раздевались при засеивании. Ну, и чтоб урожай был хорош наверняка, славяне занимались сексом прямо на поле или имитировали его, перекатываясь туда-сюда.

7. Гарем князя Владимира I Святославича

Судя по «Повести временных лет», можно сделать вывод, что на Руси кое-где практиковалось многоженство. В одной семье могло быть от двух до четырех жен. Широко известен факт многоженства князя Владимира Святославича. Только официальных избранниц у него было двенадцать, это если не считать 800 наложниц.

8. Бесовской разгул

«Сексуального пика» наша страна достигла в XVI веке — «простой народ погряз в разврате, а вельможи изощрялись в противоестественных формах этого греха при попустительстве, а то и двойственной позиции церкви». Совокуплениями занимались не только в кабаках, но порой и на улице. Главными же борделями стали бани, общие в то время для мужчин и женщин. Свадьбы имели обыкновение отмечать два-три дня, причем уже во второй день невозможно было найти ни одного трезвого, и совсем немногие гости к этому времени не имели половых связей с тремя-четырьмя представителями противоположного пола.

9. Блудницы

Понятие блудницы означало лишь то, что девушка ищет мужа (блуждает). В конце VIII века, когда волхвов подрядили на трудную роль дефлораторов — в «девичьей бане» за день до замужества они лишали девственности тех невест, которые по каким-то причинам не лишились ее ранее, — понятие «блудница» изменилось. Ими стали называть всех дам, лишившихся девственности. С XII по XVII век блудницами считали незамужних девиц, вступавших в интимную связь, и вдов, принимавших у себя мужчин. Лишь в XVIII веке благодаря титаническим усилиям церкви слово блудница стало ругательным. Но не оскорбительным, чего очень бы хотела церковь.

Минет и другие радости на Руси Великой


Как повезло индусам и как не повезло нам. Их предки оставили «Камасутру», наши – только берестяные грамоты. О сексуальных практиках древних славян письменных упоминаний почти нет, сплошное устное народное творчество: сказки, песни, танцы, да матерные частушки, да и те либо ну совсем иносказательные, либо рассказывающие об интимной стороне жизни в таких выражениях, что и повторить неловко. С одной стороны романтичные песни, в которых женственная нежная березка сплетается с могучим твердым дубом, а потом еще с кленом, мать-земля оплодотворяется небесным дождем, уточка зовет селезня, а на рожок пастушка сбегаются все окрестные телочки. А с другой все эти заветные русские сказки, собранные Афанасьевым про разлад между п***ой и жопой, про посев х**в и прочую непристойщину. И наше все – Александр Сергеевич, взращенный няней на русских сказках, который нет-нет, да и пересказывал некоторые сюжеты, как в сказке про царя Никиту и 40 его дочерей. И ведь какие сюжеты – взрослые, когда читают, краснеют!

Нестор Летописец и берестяная грамота
В сухом остатке имеем ничтожное количество письменных исторических источников, вот два из них.
Нестор Летописец честно, хоть и слишком эмоционально описал хоть какие-то сексуальные обычаи и обряды славянских племен. Поляне, по его описанию, «отличались кротким и тихим нравом, уважали священные узы брака, который считали святой обязанностью между супругами». Древляне «жили по-скотски, убивали друг друга, ели все нечистое, и брака у них не было, но существовала умычка девиц у воды. Радимичи, Вятичи, Северяне имели одинаковый обряд: они жили в лесу подобно зверям, ели все нечистое, срамословили перед отцами и снохами, браков у них не было, но только – игрища между селами, где каждый похищал, себе жену, с какою кто сговорился; имели они и по две и по три жены. Те же обычаи имели и Кривичи и прочие поганые (язычники)».
В общем, если суммировать, выходит, что существовало два различных способа заключения брачных союзов: «привод невесты к жениху» и «умычка» жен во время «бесовских игрищ». Первый способ был распространен только у полян, второй – у всех остальных славянских племен.
Нестору «умычка» явно была не по вкусу, но мы сегодня можем посмотреть на это иначе.
По сути, «умычка» — это заключение брака без согласия родителей, родственников и прочих заинтересованных лиц, без учета экономической и социальной составляющей, без условностей – чисто по любви и обоюдному согласию молодых. И в чем проблема?
Второй источник – новгородская берестяная грамота, в которой сваха сообщает о возможности свадьбы. Сообщает иносказательно: «пей п***а и сѣкыль» (сѣкыль – это клитор). Перевести на литературный язык это можно примерно так: «невеста, возрадуйся». Историки утверждают, что данное пожелание связано с культом Матери-Земли, с которой отождествлялась невеста. И мы им, конечно, верим!

Читать еще:  Разведённый мужчина: особенности отношений. Отношения с разведённым мужчиной


Секс в поле
Древние славянские парни, также как и все мужчины на свете считали свою сперму если не волшебной, то, по крайней мере, сверхценной субстанцией и вполне искренне верили, что без нее и земля родить не будет. Поэтому сеяли они без штанов – в одних длинных рубахах-срачицах, или же и вовсе без одежды – дразнили землю, возбуждали. Ну а потом уже с женами, ну или кем получится, совершали обряд «оплодотворения земли» — кувыркались на свежезасеянном поле, причем не по-семейному вдвоем, а всей деревней, в групповом экстазе. Сначала перекатывались парами, а рассеявшись уже в буквальном смысле, оплодотворяли землю – окропляли ее своим семенем. Такой вид сексуально-ритуальной активности с участием матери-земли, носил название «луговины».

Соблазнение небес
Древние славянские девушки также не страдали от комплекса неполноценности и пребывали в полной уверенности, что стоит им задрать юбки, как небо буквально прольется оплодотворяющим землю дождем. Поэтому во время засухи вся женская половина деревни дружно демонстрировала небу свои гениталии. Иногда помогало – шел долгожданный дождь, чаще с дождем не срабатывало, а вот мужики стандартно велись, что тоже в целом неплохо – грустные мысли о плохом урожае на время отходили на второй план.

Секс на пляже
Вода, как одна из стихий мира, без которой невозможна жизнь живого на земле, имела в глазах наших предков огромное значение. В эпоху, когда невест не сватали у родителей, а «умыкали» (по предварительному согласию девушки), плескание водою заменяло собою церковное венчание. Поэтому реки, ручьи, озера были самыми популярными местами для заключения браков у язычников славян.
А совместные купания вообще были одной из любимейших эротических забав наших предков. Поплавать, побрызгаться, повизжать, групповшку на отмели устроить – это ли не праздник! Кстати, именно эти летние забавы – «плесы», неизменно заканчивавшиеся грехопадением и, как следствие, новыми детьми и новыми свадьбами, постепенно структурировались в праздник посвященный богине плодородия и покровительнице брака Ладе. А еще позже преобразовались в день Ивана Купалы. При этом некоторые детали, ритуалы и традиции поменялись, но главное осталось неизменным. В этот день царило полное сексуальное раздолье: «Тут же есть мужам и отрокам великое падение на женское и девичье шатание. Тако же и женам мужатым беззаконное осквернение тут же».
Кроме летних купаний традиционным местом для выбора суженого/суженой была баня. Почему русичи не делали в бане мужских и женских дней, а мылись только дружным разнополым коллективом? Ответ может быть только один – им так нравилось! Просто когда река покрыта льдом и на отмели не покувыркаешься, праздник перемещался в баню – не прикажешь же сердцу ждать же до следующего лета!
Кстати, даже с приходом христианства брачное ложе молодым в первую брачную ночь устраивали в бане.

Танец, как прелюдия
Не было у наших предков ни Дня Конституции, и Дня Шахтера, у них все праздники так или иначе были связаны с плодородием, с продолжением рода, то есть содержали ярко выраженный эротический подтекст и, что уж греха таить, нередко сопровождались соответствующими действиями. Например, хоровод, он только на первый взгляд может показаться невинным. На самом деле долгое монотонное хождение по кругу, особенно под медовуху или под настойку из мухоморов, вводит участников в измененное состояние сознание – в транс, снимает все табу, запреты, стыд. Песни при этом опять же направляли мысли в правильный фарватер. Длинные, однообразные и предельно откровенные, в них самым подобнейшим образом детально описывался весь процесс совокупления. А припев «Ай-да-лю-ли» — это практически мантра, заклинание, соединяющее активную мужскую энергию «ай-да!» с плавной и податливой женской энергией – «лю-ли». Не зря именно во время хороводов было принято выбирать себе невест. Ну а если дурманящего разум хоровода не хватало, подключали огненную энергию – прыжки через костер. Хочу напомнить, что нижнего белья тогда не существовало в принципе, а длинные сарафаны, чтобы не опалиться, во время прыжка приходилось задирать. В целом, понятно, почему после таких огненных прыжков все парни резко хотели жениться.
Топотушки – еще один танец, помогающий молодежи разбиться на пары. Это нечто среднее между фламенко (движения практически те же) и рэпперским батлом. Суть в следующем: по очереди парни и девки выходили в центр круга и, отбивая ритм ногами, пели вызывающе неполиткорректные частушки, в которых пересказывали все деревенские сплетни: кто, с кем, когда, в какой позиции. Те, чья репутация оказывалась задета, молчать, естественно, не могли, выходили в круг вслед за своим обидчиком и выдавали новую порцию сплетен. Постепенно страсти разгорались, заканчивалось все для кого дракой, для кого – сексом. Тут уж как повезет. В любом случае домой все расходились успокоенные и умиротворенные.


Мальчишник
В деревнях многие языческие обычаи не смогло уничтожить даже строгое ко всякому плотскому греху христианство. Накануне венчания в доме жениха принято было устраивать «Скакания» — увеселение со срамными танцами. На него собиралась молодежь, причем не только парни. Это сейчас некоторые мужчины предпочитают зажигать в компании «без баб», предки наши были к природе ближе, поэтому им такое и в голову не приходило. Невеста тоже находилась в «центре событий». Сценарий праздника был незамысловатый: сначала выпивали, потом пели песни с явным эротическим подтекстом, потом пускались в пляс. Сам танец был чем-то похож на греческий сиртаки. Все становились в круг, обхватив друг друга за плечи, и под веселые срамные песни начинали скакать, высоко вскидывая ноги и задирая подолы юбок. Заканчивалось веселье «сном вповалку».

Девичник
Девичник – предсвадебные гуляния в доме невесты (а еще чаще в бане), посвящали языческому богу плодородия Яриле, от того и называли его «Яровуха».
Суть веселья состояла в том, что после гуляний в обители невесты вся молодежь оставалась спать вместе. Интимная близость была запрещена, но в остальном в поведении молодых не было табу.

Свадьба
На заре веков, чтобы считать девушку своей женой, достаточно было обрызгать друг друга водой, обойти, держась за руки, вокруг дуба или совершить некоторые другие незамысловатые действия, но позднее свадебный обычай начал усложняться. Появились более откровенные ритуалы: «И когда у кого-нибудь будет свадьба, её справляют с бубнами, с дудками и с другими бесовскими чудесами. А бывает и того хуже: изготавливают мужской член, кладут его в вёдра и в чаши и пьют из них, а достав, облизывают и целуют его». Фаллический культ подтверждают и археологические раскопки. Вырезанные из дерева фаллосы были обнаруженные во многих древнерусских поселениях. Да и само слово «гой» на древнеславянском языке обозначавшее фаллос, встречается на каждой странице русской сказки. «Ой ты гой еси, добрый молодец!» означает примерно следующее: «О человек с членом, приветствую тебя!».
Девственность
Девственности древние русичи не то чтобы совсем не придавали значения, но культа из нее явно не делали. Например, известно, что в конце VIII века расстаться с девственностью барышням помогали волхвы. В бане за день до свадьбы они лишали девственности невест, которые не лишились ее ранее. В X веке князь Святослав это дело прекратил, издав указ, в котором говорилось, что «отныне лишение девственности – прямая обязанность мужа и его достоинство». А княгиня Ольга в 953 году издала указ о денежной или вещевой компенсации за отсутствие девственности. И вот с этого момента девственность уже по-настоящему стали ценить, беречь и т.д.

Женский оргазм.
Вот в этом мы индусов сделали. В «Камасутре» женского оргазма не наблюдается, а у славян он был обязательной составляющей любовной игры. Называли его «огнива» или очищающий огонь.
Считалось, что с мужским семенем женщина получает квинтэссенцию мужчины – все, что у него есть: и хорошее, и плохое. Выжечь плохое, оставив только хорошее, может только огнива. Добыть огнива были заинтересованы оба, но мужчина даже больше. Ведь если супруга будет регулярно получать от него все дурное, зло будет разъедать е изнутри – стан искривится, волосы повыпадают, характер испортится. Ну и что остается делать бедному мужику? Только стараться!
Вообще, к женским гениталиям отношение было особенное. С одной стороны это очевидный источник радости и счастья, с другой – вход в неведомое, а с ним, как известно, шутки плохи, лучше не будить лихо. В славянских верованиях мир делился на две части: явь – тот мир, где мы обитаем, и навь – мир потусторонний. Вратами между мирами служили «навьи ворота» — влагалище, хранителем которых была Баба-яга.

Читать еще:  Стоит ли с ним встречаться. Стоит ли встречаться с парнем, в которого не влюблена? Что говорит вам опыт других отношений

Анальный секс
Достаточно почитать частушки или любые другие фольклорные источники, чтобы сделать вывод – анальный секс у славян был. Можно сделать и второй вывод – ничего особенного, сакрального или изысканного в нем наши предки не видели.

Оральный секс
Вот этот вариант близости действительно был любим и почитаем. Назывался он «целование срамных удов». Судя по всему, именно целованием члена все и ограничивалось, хотя, как говорится, свечку мы не держали. Вряд ли оральный секс был самостоятельным видом близости. Все-таки расходование впустую «живы», то есть семени тогда не поощрялось. Но даже под прессом христианства оральный секс устоял. Подтверждение тому – один из обязательных вопросов, который задавали священнослужители на исповеди: «Не влагали ль вы уста и перста свои ближним своим в места непотребные и куда ненадобно?» и обряд, который перекочевал из глубокого язычества в православие – в церкви уже после венчания невеста падала жениху в ноги, прикасаясь головой к его обуви, а тот накрывал ее полой кафтана.

А поговорить
Это всегда интересно, как в разных культурах и этносах принято говорить «об этом». У древних славян мужской половой член назывался: жилой, иголкой, хлебной лопатой, копьем, саблей, ружьем, елкой, шишкой, огурцом, рыбой, селезнем, Ванькой (отсюда и Ванька-встанька), Кузькой (отсюда и Кузькина мать), жалом, расческой или гребнем, дураком, иногда пирогом или конем. Женские половые органы называли: кольцом, колодцем, горшком, ведром, бочкой, норой, ямой, печью, избой и бубликом. Сам половой акт как только не называли: поить коня с ведра, совать дурака в печь, ковать, пахать, толкать, засаживать, натягивать, пороть, шить и т. д.
В принципе, многие слова и сейчас не устарели, можно использовать!

Единственная нормальная статья про секс у славян в нете, что ж мы так опаскудели-то.

Миром правит любовь… Нужно жить в гармонии с природой…

Такие слова можно часто услышать из уст людей, которые считают себя духовными и моральными.

Что же скрывается за этими, казалось бы, простыми и понятными фразами? – Наверно, просто банальная истина…

Наши предки-славяне жили по этим природным, космическим законам. Когда в природе яблоня созревает, с нее падают яблоки. Когда небо переполнилось влагой, идет дождь. Всему свое время. И ни один идеологический закон не в состоянии помешать природе в «отправлении» ее естественных потребностей. Славяне, дети природы, жили в полном согласии с ней.

В животном мире (кто когда-либо держал в доме животных, согласится с этим) созревшая самка ищет себе сексуального партнера. Созревшая вишня хочет, чтобы ее сняли. Точно также естественно созревали и люди. Созревшие женщина и мужчина хотят любви/секса. Любовь и секс не разделялись. Ведь отдаваться человеку, которому ты симпатизируешь, дарить ему и себе радость — это и есть любовь…

Девственность в языческие времена никто не берег, ее вообще не считали ценностью. В отличие от умения доставить партнеру удовольствие. Что касается слова «блудница», — у славян оно никакой оскорбительной окраски не несло. Оно означало всего лишь, что девушка, достигнувшая половой зрелости, ищет мужа («блуждает»). Со сколькими потенциальными супругами и в каких позициях и поскольку блуждала девушка – никого это не интересовало.

Запрета секса до свадьбы не было, им занимались, по потребностям и с удовольствием, просто встречаясь и гуляя в рощах, на праздники на берегу ручья или озера. На праздник Купалы девушка вообще не должна была отказывать в сексе парню, который ее догнал в игрищах.

Сам половой акт называли безобидными выражениями типа «венок измяла», «фартук намочила» или «косу расплела».

Праздник, смех, веселье, песни, пляски, любовь, секс…По окончании древнерусской «дискотеки» многим ее участникам приходилось одежду по окрестностям искать. А на праздник бога Лада через высокий костер специально скакали так, чтобы свои срамные места показать и чужими полюбоваться…

Правда, некоторые девушки умудрялись остаться девственницами, когда им уже было пора замуж. Не от того, что дорожили девственностью. Возможно, виной были не лучшая внешность или не лучший характер. Однако, выходить замуж девственницей считалось неестественным. Поэтому эту оплошность исправляли специально нанятые мастера — волхвы, накануне первой брачной ночи.

Баня была одним из излюбленных мест, где наши предки занимались сексом. И сегодня, видимо, благодаря родовой памяти, сауна считается одним из самых сексуальных мест для свиданий.

В баню, или как ее называли, «в мыльню» ходили без разделения на мужчин и женщин.

Летом — на речке, долгой русской зимой — в баньке устраивали групповые любовные игрища. Воду наши предки вообще очень любили. И до сих пор пляж, отдых, и секс – часто понятия неразделимые.

Воду славяне любили коллективно. Маврикий Стратег, историк из Византии, живший в VI веке, упоминает в своих трудах про древних славян и про групповой секс. Например, на берегу, или на плоту посередине озера предки устраивали групповухи… Это удивляло христианина-византийца.

Наши предки вполне нормально относились и к анальному сексу. Упоминания о нем достаточно часто встречаются в фольклорных источниках. Оральный секс также был любим и почитаем.

Сексуальная жизнь созревших детей не была секретом для их родителей и воспринималась абсолютно спокойно. На Руси знали достаточно трав, которые использовали в качестве контрацептивов те, кто не считал нужным заводить детей.

В общем, наши предки были детьми Бога и Природы. И сексуальность они понимали как участие в бытии Вселенной. Даже различные сельскохозяйственные обряды связывали с сексом. Например, мужчина сеял пшеницу ночью, полностью раздевшись, чтобы земля родила. Для этого же, при посадке огурцов использовали фаллические предметы: полено, кол. Наши предки умело совмещали удовольствие телесное с естественной потребностью жить в гармонии с природой и космосом.

Кстати, половые органы на Руси никогда не называли непристойными словами, ведь эти органы служили людям для любви, продолжения рода и удовольствия, и не было нужды ругать их «ругательными» словами.

Но, чтобы добавить сексуальности игривости, интриги, изюминки, перчику (кстати, все эти слова идут от предков), мужской половой член назывался жилой, иголкой, хлебной лопатой, копьем, саблей, ружьем, елкой, шишкой, огурцом, рыбой, жалом, иногда пирогом. Женские половые органы называли полыми предметами с отверстием: горшок, ведро, бочка, нора, яма, печь и бублик. Сам же половой акт мог называться по-разному. «Собирать, чистить орехи» – это лишать девушку невинности или «поить коня с ведра», где ведро с водой выступает в качестве женского начала, а конь – мужского. Также наши предки ковали, пахали, делали, толкли, засаживали, имели, натягивали, пороли и шили. Все, как и сейчас…

Читать еще:  Как разобраться в себе и в отношениях. Зачем людям нужны отношения? Разорвать нездоровые отношения или попробовать наладить

Встретив, наконец, друг друга, парень с девкой женились. И начиналась семейная жизнь…

Многоженство, которое мы приписываем мусульманам да африканским племенам, было и на Руси. У одного мужика на Руси могло быть одновременно до четырех жен, которые особой верностью могли и не отличаться. Если жена не имела статуса самой желанной, она вполне свободно могла встречаться с другими мужчинами и так же свободно переходить в их «гарем» в обмен на обещание нового возлюбленного сделать ее самой любимой женой. Византийцы клянутся, что каждый русич содержал от двух до пяти жен. И власти над ними не имел (да она им была и не нужна – ведь славяне жили в любви, а не в борьбе). Женщине, которая испытывала недостаток любви и внимания от законного мужа, разрешалось встречаться с другими мужчинами, не таясь от благоверного и не скрываясь от общественности. А если находила подходящую кандидатуру, то она могла по собственному желанию поменять супруга.

Первой битву за мораль начала… женщина. Неизвестно, что подвигло княгиню Ольгу в 953 году от Рождества Христова издать указ о денежной или вещевой компенсации жениху за суженую со стороны родственников невесты, вступающую в брак не девственницей. Может, сыну досталась невеста, уж чересчур «блуждавшая», даже будучи любимой женой…

Удовольствия лишать девственности невест лишил волхвов спустя 14 лет, в 967 году князь Святослав, повелевший отныне дефлорировать девушку исключительно ее жениху. Пытался он запретить и танцы «непотребные», а танец – явление само по себе сексуальное. Разве что по великим праздникам хотел разрешить петь да скакать. Но народ не смолчал, взбунтовался против такой сексуальной реформы и отстоял свое право плясать, когда того душа и тело просят!

Вскоре Русь огнем и мечем окрестили.

И правила жизни, в том числе интимной, стала диктовать православная церковь. Секс даже между венчанными супругами превратился из праздника жизни в великий грех. Соитие оправдывалось только зачатием ребенка. За вычетом многочисленных постов, постных дней (среда и пятница), великих церковных праздников семейной паре для любовных игр оставалось всего лишь дней пятьдесят в году.

Занимаясь сексом, предохраняться теперь было запрещено. Знахарок-акушерок объявили «бабами богомерзкими», а защита от нежелательной беременности с помощью специальных трав считалась «убивством тяжким», не говоря уже о прерывании беременности.

Половой акт в разрешенные дни дозволялся только раз в сутки. И только в единственной позе, которую признавало христианство — «миссионерской». Нечего экспериментировать: муж — всему глава, значит, он сверху, а жена лежи себе, принимай семя детородное. Позиция, например, «стоя» запрещалась именно по той причине, что забеременеть в ней трудно, а значит она не чадородия для, а токмо слабости ради…

Тех, кто, несмотря ни на что, продолжал по старинке заниматься сексом во время водных процедур в природных водоемах на свежем воздухе, объявили — ни много ни мало — колдунами и ведьмами.

Строго-настрого запретили «мыльню» девичью (за день до свадьбы) и брачную (совместную баню наутро после первой брачной ночи). Последнюю заменили раздельным омовением супругов после «греха соития»… Осудили даже, казалось бы, невинный обряд, оставшийся с языческих времен: молодожены за свадебным столом брались за куриные лапки и разрывали курицу пополам. Нет, не птичку было жалко отцам духовным. Все дело в том, что действие это символизировало лишение девственности, а потому было заклеймено, как «бесовское»…

Контроль над тем, насколько ревностно соблюдались многочисленные правила, осуществлялся через таинство исповеди.

Минет и куннилингус у теперь уже грешного народа на Руси были в чести. А поскольку излишество ласк отныне стало грешным, то попам предписывалось подробно интересоваться личной жизнью мирян. В числе вопросов был и такой: «Не влагали ль вы уста и перста свои ближним своим в места непотребные и куда ненадобно?»

И отвечали, и каялись и грехи замаливали так же страстно, как и грешили…

После принятия христианства определение «блудница» переместилось на всех женщин, которые лишились девственности до свадьбы. Любовные приключения замужней женщины «на стороне» окрестили прелюбодеянием. Незамужних женщин, доставляющих удовольствие мужчинам за деньги стали называть «срамными девками».

Если воспитанная церковью жена считала секс делом греховным и всячески избегала такового, то она называлась «доброй девой».

Христианская борьба с естественной, природной потребностью привела к осквернению секса, к появлению ревности и подозрительности между супругами, ссорам и разладам на сексуальной почве, и к… разврату, в котором погрязла средневековая Россия в XVI веке.

Первые упоминания о гомосексуализме появились в ХVI веке, в мужских монастырях и среди опричников Ивана Грозного. Опричники также «придумали» и скотоложество. Ведь в женщинах общество стало воспитывать фригидность. Изнасилование – это тоже акт принудительного склонения женщины к сексу (ведь в древности женщин принуждать к сексу не было нужды, они отдавались мужчинам добровольно и с радостью).

В банях снова завертелись «групповухи», но теперь уже без разбора «мужик ли, баба ли», не обходились без множества «междусобойчиков» и свадьбы, представлявшие собой 3-4-дневное обилие секса между гостями без разбору. Только теперь все это сопровождалось алкогольными возлияниями (в которых не было необходимости у славян, ведь им не нужно было заливать алкоголем навязанного чувства вины).

Именно в XVI веке, как считает историк Николай Костомаров, появились на Руси венерические болезни, ставшие не намного меньшим лихом, нежели чума, поскольку лечить таковые не умели. В христианский период появились и сексуальные отношения между тещёй и зятем. Дочерей отдавали замуж рано, еще не созревшими, в 12-13 лет, и их мамы, боясь, что первая брачная ночь окончится летальным исходом, сами «давали» зятьям, законно требовавшим секса. В итоге теща должна была первые пару лет, пока дочка не созреет, успевать «обрабатывать» сразу мужа и зятя. О том, прекращала ли тёща ублажать зятя, когда он начинал пользоваться законной женой, неизвестно. Но известно, что церковь относилась не так строго к этому греху. Если за секс до свадьбы накладывалось 15 лет епитимии, то за секс с тещей — «всего лишь» пять. Пять лет по два часа в день каяться в храме.

Но люди пытались обойти многочисленные навязываемые ему «нельзя».

Они старательно выполняли наказ, свыше данный: «Плодитесь и размножайтесь»… А свои эмоции по поводу церковных запретов на секс смачно выражали в частушках, пословицах и поговорках. Типичный пример: «Грех — когда ноги вверх, а опустил — Господь простил». Эмоциональное напряжение снимали матерным сленгом, который до той поры не приветствовался на миру, зато теперь — в знак протеста — расцвел пышным цветом.

В христианские времена появились и известные всем ругательные обозначения мужских и женских половых органов. Точнее, обычные обозначения стали считать ругательными, «матерными». А сами органы любви и размножения — отныне считались грязными, «срамными».

Екатерина Вторая тоже приняла участие в борьбе с развратом. Несмотря на то, что она сама была большим любителем, а может и профессионалом сексуальных утех. Начала она с запрета общих бань. Правда, когда Екатерина Великая окончательно запретила общие бани, тут же параллельно со строительством раздельных женских и мужских «мылен» рядышком пристраивали специальные кабинеты для любовных утех. И сама императрица была в них не раз замечена…

Но битва с сексуальностью пока не закончена…И видимо, борьба эта прекратится только тогда, когда общество перестанет бороться с законами природы, и снова вернется к естественной жизни в гармонии с миром.

Источники:

http://onedio.ru/news/9-shokiruyushih-seksualnyh-tradicij-drevnih-slavyan-18337
http://fedorova-e.ru/minet-na-rusi
http://alexo-q.livejournal.com/4237.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector