Мария николаевна москаленко. Поездка в Германию. Имеет отношение к населенным пунктам.

Предками Сергея Королева были нежинские козаки, ведущие свой род от польского шляхтича Симона Фурсы

110 лет назад, 12 января 1907 в Житомире родился Сергей Павлович Королев, советский учёный, конструктор, главный организатор производства ракетно-космической техники и ракетного оружия СССР. Его бабушка, Мария Николаевна, происходила из старинного казацкого рода и фактически первой познакомила Российскую империю со знаменитыми нежинскими огурцами.

Сергей Королев появился на свет в семье учителя русской словесности Павла Яковлевича Королёва (родом из Могилёва) и дочери нежинского купца Марии Николаевны Москаленко (Баланина).

Родители будущего конструктора расстались, когда мальчику было около трех лет и его отправили в Нежин на воспитание бабушке и дедушке. Свои детские годы Сережа Королев провел в этом небольшом городке, который славен не только известен не только нежинскими огурцами, но и славными козацкими традициями.

Дед Сережи Королева, Николай Яковлевич Москаленко, владел небольшой лавкой и по паспорту числился «козаком Нежинского полка». Вид у Николая Яковлевича был по-настоящему козачий: мощная фигура, широкие плечи и шикарные седые усы.

Бабушка Мария Матвеевна была дочерью строевого казака Нежинского полка Матвея Ивановича Фурсы. Матвей Иванович вторым браком был женат на Евдокии Тимофеевне Петренко, которая происходила из семьи греческих колонистов, переселившихся в Нежин еще во времена Богдана Хмельницкого.

По словам дочери Королева, Натальи Сергеевны, казачий род Фурсы прослеживается до начала XVII века. Родоначальником семьи считается польский шляхтич Симон Фурса Подчашия-Парнавском. Его сын, Архип Фурса-Карсницкий, перебрался из Польши в Малороссию, обзавелся семьей и остался тут жить. Фурсы занимали видные должности в казачьей иерархии. Сын Архипа, Афанасий Фурса, был сотенным атаманом, а внук Симон — квартирмейстером казачьего полка.

Как писала Наталья Сергеевна Королева, ее предки были «люди зажиточные и, по семейному преданию, деньги не считали, а мерили «цеберком» — специальным ведерком — соответственно количеству тяжелых монет».

Мария Матвеевна, бабушка Сергея Королева, унаследовала от своих воинственных предков их целеустремленность и волю. На этой энергичной женщине держался весь дом. Она успевала и детей воспитывать, и хозяйство вести, и торговать все теми же знаменитыми солеными нежинскими огурцами. Ее соления пользовались спросом не только в близлежащих районах, но и в далеких губерниях, в Либаве, Вильне, Риге и даже в самой столице — Санкт-Петербурге. Не доверяя посредникам, Мария Матвеевна сама возила на продажу свои соления в эти далекие города. По семейному преданию, однажды Мария Матвеевна умудрилась продать в столице бочонок своих огурцов какому-то князю, который восхитившись их вкусовыми качествами, даже обещал выхлопотать для семьи Москаленко звание «поставщиков двора Его Императорского Величества».

Память о этих детских годах, проведенных в Нежине, навсегда осталась в памяти Сергея Павловича. Навсегда он сохранил и любовь к Украине. В 2011 году, в интервью газете «Факты» Наталья Сергеевна Королева говорила: «Само слово Украина произносили в нашей семье трепетно, с большой любовью. Детство мой отец провел в Нежине, родился он в Житомире, жил в Киеве, Одессе. Первые 24 года, почти половину своего жизненного пути, отец провел в Украине. Он очень ее любил. Любил украинские песни, украинский язык. Это точно. «Дивлюсь я на небо. », «Реве та стогне Дніпр широкий» — любимые песни бабушки и отца».

Мария николаевна москаленко. Поездка в Германию. Имеет отношение к населенным пунктам.

«Однако ж мне положительно не везет. С Екатеринославом получилось некрасиво, но я желал только справедливости. И Мария Николаевна ведет себя престранно. Право, не знаю, у кого достанет терпения испытать ее равнодушие. Я не мальчик, наконец. И намерения мои ей отлично известны. Надобно решительно объясниться, и немедля. Нынче уже май, а в августе – прощай! Да, решено. Буду сегодня же говорить с ней. » – так бодрил себя Павел Яковлевич Королев, быстро шагая по Гоголевской, главной улице Нежина.

Читать еще:  Если ли у рыжих девушек дар. Факты о рыжеволосых людях

Гоголевскую тут по привычке называли Мостовой, потому что, прежде чем заложили ее булыжником, была она вся покрыта деревянными шпалами, о которых поминал в «Мертвых душах» Николай Васильевич Гоголь, описывая мостовую плюшкинского села. Шла эта улица через весь город, мимо женской гимназии Кушакевича, мимо сквера с памятником, к собору, к рыночной площади. Тут, на углу Мостовой и Стефано-Яворской, как раз и помещалась бакалейная лавка Москаленко. Николай Яковлевич, хозяин, был человек степенный, молчаливый, на иных лавочников – шустрых, суетливых – вовсе не похожий. По паспорту значился он «козаком Нежинского полка» и вид имел доподлинно казачий: широк и в плечах, и в талии, а вислым, тронутым серебром усам его могли позавидовать исконные запорожцы. В большом доме греческой постройки, крышу которого из лавки нельзя было разглядеть за могучими кронами гоголевского сквера, но расположенном совсем рядом, помещалось многочисленное семейство Москаленко: Мария Матвеевна – жена, Юрий и Василий – сыновья, Маруся и Анна – дочки. Это еще не считая прислуги. Самого хозяина застать дома было трудно, дни его протекали в лавке, среди сахарных голов, кулей с мукой, пакетов с чаем, крупами и конфетами. Близость храма не позволяла Николаю Яковлевичу торговать вином, и, если случалось покупателю спросить бутылку хересу или мадеры, он гонял хлопчика-услужающего в домашний погреб.

Дом держался на жене. Мария Матвеевна была тоже запорожских казачих кровей, из рода Фурса, женщина добрая, ласковая, но при этом энергичная и волевая. Ее на все хватало: и детей наставить, и хозяйством управлять, и соления готовить, да такие, что известны были и шли нарасхват не только в соседних уездах, но и в далеких губерниях, в Либаве, Вильне, Риге и даже в самом Санкт-Петербурге! Однажды, воротясь из столицы, Мария Матвеевна в большой радости сообщила, что некая влиятельная особа – едва ли не князь – приняла от нее бочонок отборных огурчиков, за что непременно обещано было выхлопотать Москаленкам звание «поставщиков двора Его Императорского Величества». Короче, в славе отменных нежинских огурчиков ее трудов немало. И если уж говорить по правде, главные-то доходы давали именно соления эти, бочки, что уставились по всеми двору, а не лавка Николая Яковлевича. Одно только название – лавка. Вот у Дьяченко это лавка! Первейший на весь Нежин магазин. Однако Москаленко не завидовали соседу. И дом их, пусть скромен, без затей новомодных, без праздных пиров, но чист, опрятен, а случись гости – всегда найдется, чем попотчевать.

В последнее время гости бывали каждое воскресенье. Музыка, танцы, игры, одно слово – молодежь. Старшенький, Юрий, уже студент Историко-филологического института, бывшего лицея графа Безбородко, и Маруся уже совсем невеста, от женихов отбоя нет. Вот ведь и сегодня Королев придет непременно.

Да, Королев решил прийти сегодня обязательно, хотя к веселью был не расположен.

Дурное настроение Павла Яковлевича вызвано было несколькими причинами. Одна из них – назначение. Нынче летом институт графа Безбородко оканчивали 13 студентов. Тринадцать мест было и в списке, присланном из Петербурга, из Министерства народного просвещения. Каждый волен выбирать. Данилов выбрал Екатеринослав1. А может быть, Королев тоже желает Екатеринослав?! Отчего Данилову протекция? Разве он в первых учениках? Королев отправился к директору оспаривать место. За Данилова вступился Сперантский, профессор русской литературы. Да и как ему не вступиться, коли Данилов у него в фаворе: сборник издал – «Песни села Андреевки Нежинского уезда». Эка невидаль, – триста крестьянских песен! Королев прямо сказал тогда Данилову:

– Надобно стремиться создать что-нибудь серьезное, солидное.

Впрочем, не так уж и хотелось Павлу Яковлевичу в Екатеринослав. Да и велика ли разница: Екатеринослав или Екатеринодар2, который он выбрал в конце концов? Переживания его шли вовсе не от выбора этого, а от болезненно обостренного самолюбия. Всякий раз, когда случалась какая-нибудь, пусть даже вовсе пустячная, не чета назначению, история, где можно было усмотреть, а чаще даже не усмотреть, а домыслить умаление чести, злые желваки начинали ходить под смуглой кожей его лица. Все мерещилось ему попреком низкому его происхождению.

Читать еще:  Правильные отношения дочки и матери. Отношения матери и взрослой дочери

Павел Королев, сын отставного писаря, бессрочно отпускного унтер-офицера из Могилева, ставшего банковским служащим, многолюдный дом родительский покинул после завершения своего образования в Могилевской духовной семинарии, в которой состоял также и надзирателем. Служба по духовному ведомству не обещала ему ничего интересного, ограничивая пищу для его ума, острого и критичного. Он решил поступить в нежинский Историко-филологический институт и зачислен был в августе 1901 года казеннокоштным студентом. Казеннокоштные с давних, еще догоголевских, времен содержались на полном пансионе и, кроме мыла, ни на какие нужды денег могли не тратить. Своекоштные, вольноприходящие, естественно, были побогаче. Кстати, уже тут чувствовал Павел Яковлевич первую между ними грань, И хотя ни разу не ходил Королев к папироснику Борцу, ссужавшему студентам деньги под большие проценты, все-таки даже среди казеннокоштных был он небогат и страдал от этого.

Зато в науках никому не уступал. Все годы ходил в лучших учениках и курс по словесному отделению окончил лишь с единственной тройкой по истории римской литературы. 18 июля 1905 года ему был вручен аттестат с долгожданной строчкой:

«Получает звание учителя гимназии».

Павлу Яковлевичу шел двадцать девятый год, возраст степенный, – он давно уже помышлял об устройстве будущей своей жизни и в последнее время в размышлениях своих неизменно возвращался к черноглазой Марусе, сестре Юрия Москаленко, нынче поступившего на первый курс, барышне редкой красоты. Уже два года бывал он в ее доме и не раз имел случай выказать ей свое внимание. Но она словно и не замечала его. Иногда взглянет так дерзко, смерит его с головы до пят и засмеется. Однажды зимой на катке Павел Яковлевич даже пробовал объясниться, но Маруся убежала. И хотя родители ее относились к Павлу Яковлевичу в высшей степени благосклонно, все равно в ее присутствии чувствовал себя подчас как-то напряженно, часто оборачивался вдруг: ему казалось, кто-то тайно смеется над ним за его спиной.

Романтик космической науки. К 110-летию со дня рождения С.П. Королёва

«Имейте в виду, если Вы сделаете быстро и плохо, то люди забудут, что вы сделали быстро, и запомнят, что Вы сделали плохо.

Если Вы сделаете медленно и хорошо, то люди забудут, что Вы сделали медленно, и запомнят, что Вы сделали хорошо!»

С.П. Королёв

Сергей Павлович Королев родился 12 января 1907 года в Житомире. Его отец – Павел Яковлевич Королев, учитель русской словесности. Мать – Мария Николаевна Москаленко, дочь нежинского купца.

Когда ему было 3 года, мама покинула семью, и его отправили в город Нежин к бабушке и дедушке. Учился Сергей Павлович в Киеве, затем в Одессе.

Именно в Одессе он познакомился с летчиками местного авиаотряда и много времени проводил в их компании, интересуясь тонкостями их ремесла. Смышленому юноше показывали, из чего состоит аэроплан, как он летает, разрешили сесть за штурвал самолета и сказали: чтобы стать летчиком, надо хорошо учиться.

Учеба и первая работа

Последний совет Сергей Королев сразу усвоил и после школы продолжил обучение. Он поступил в Киевский политехнический институт. Однако программа обучения там его не совсем устраивала, и поэтому он перевелся в Высшее техническое училище в Москве.

По окончании училища Королев был направлен на работу в Центральный аэродинамический институт. В этот период он изучал труды Циолковского «Реактивный аэроплан».

Под впечатлением прочитанного он сменил место работы: в 1933 году Королев поступил на работу в новый Реактивный Научно-исследовательский Институт. Он стал заместителем начальника института по научной работе. Тогда ему было 26 лет, и он строил грандиозные планы на будущее.

Молодой конструктор и ученый верил в то, что будущее всей авиации за реактивными двигателями и реактивной техникой.

Арест и продолжение научной деятельности

В 1938 году в СССР проходила массовая чистка: искали шпионов, врагов народа. Пострадали многие ученые, конструкторы, инженеры. Королёва тоже арестовали и приговорили к 10 годам в исправительно-трудовых лагерях на Колыме.

Читать еще:  Самые интересные факты о маникюре

По ходатайству оставшихся на свободе ученых его перевели в группу конструктора Туполева создавать самолет Ту-2. Работая в «шарашке», он продолжал мечтать о самолетах с двигателем на реактивной тяге.

Поездка в Германию

Из заключения его неожиданно освободили в 1944 году, а в 45-м как специалиста в области реактивного ракетостроения отправили в Германию. Там он собирал военную документацию немецких ученых, создавших знаменитые ракеты Фау-1 и Фау-2.

Из Германии Королёва направили в подмосковные Подлипки, где сформировался научно-производственный центр по изготовлению ракет на жидком топливе. Его назначили главным конструктором баллистических ракет. Начался новый этап его жизни.

Новый этап

В 1947 году Королёва пригласили в Кремль для доклада Сталину о разработке баллистической ракеты. Он доложил, но никакой реакции не последовало. И никаких изменений не произошло. Перемены наступили после смерти Сталина, когда новое руководство страны привлекло талантливых ученых и инженеров к созданию нового ракетного оружия, к освоению космоса.

Первый запуск в космос

В 1954 году Королёв закончил работу над ракетой с ядерным боевым зарядом и приступил к созданию межконтинентальной ракеты. В октябре 1957 года в небо ушла ракета с первым искусственным спутником.

В 1959 году в сторону Луны по очереди отправились три космических аппарата. Первый и второй доставили на поверхность Луны вымпел с изображением герба СССР, а третий сделал снимки обратной стороны Луны. 12 апреля 1961 года был осуществлен первый в мире полет человека в космос, а 18 марта 1965 года человек впервые вышел в открытое пространство.

Королев был настолько увлечен своей работой, что буквально дневал и ночевал в лабораториях, на испытательных полигонах, космодроме. Он не считался с собой, со временем, с рабочим коллективом – он жил своим любимым делом и отдавался ему полностью.

Сергей Павлович Королев планировал создать новый корабль, в отсеке которого космонавты могли находиться без скафандров, думал осуществить стыковку двух кораблей в космосе. Но его сердце не выдержало чрезмерных нагрузок и 14 января 1966 года скончался от сердечной недостаточности.

Предлагаем Вашему вниманию обзор книг из фондов нашей библиотеки, относящихся к жизни и деятельности пионера русской космонавтики Сергея Павловича Королёва.

Академик С.П.Королёв. Учёный. Инженер. Человек. Творческий портрет по воспоминаниям современников: Сб. статей. –М.: Наука, 1986.

В книге собраны воспоминания более ста авторов — людей, встречавшихся с С.П. Королевым в различные периоды его жизни. Это друзья, родные, сотрудники — видные деятели советского ракетостроения, космонавты, инженеры, рабочие. Расположенные по шести основным разделам, воспоминания воссоздают яркий и многогранный образ С.П. Королева — Главного конструктора, общественного деятеля, доброго и отзывчивого человека.

Глава 1. Человек, живший среди нас



Глава 2. С.П.Королёв – пионер ракетной техники

Глава 6. С.П.Королёв и практическая космонавтика


Романов А. П. Королев – М.: Молодая гвардия, 1990. – 479 с.: ил.

Книга о человеке, с чьим именем связано одно из величайших завоеваний науки и техники – открытие эры освоения человечеством космического пространства. В книге использованы фото из архивов. О Королеве-конструкторе написано много, эта книга – о Королеве-человеке.

Романов А.П., Губарев В.С. Конструкторы. – М.:Политиздат, 1989.- 367 с., ил.

Имена героев сборника — С. П. Королева, М. К. Янгеля, В. П. Глушко — знает весь мир. Их самоотверженный труд, преданность избранной профессии сделали реальностью казавшуюся сказочной мечту о космических полетах человека, о возможности освоения космоса для блага людей.

О ярких, полных творческих дерзаний, а порой и во многом драматических судьбах этих людей повествует книга.

Ее авторы — писатели и журналисты, много лет занимающиеся пропагандой наших достижений в изучении и освоении космоса. Рассказ о С. П. Королеве и В. П. Глушко ведет обозреватель ТАСС А. П. Романов; о М. К. Янгеле рассказывает научный обозреватель «Правды» В. С. Губарев.

Всех, кого заинтересовали материалы статьи, приглашаем в Центральную библиотеку.

Источники:

http://mydinasty.com/articles/semejnye-istorii/predkami-konstruktora-sergeya-koroleva-byli-nezhinskie-kozaki-vedushie-svoj-rod-ot-polskogo-shlyahticha-simona-fursy
http://www.litmir.me/br/?b=10337&p=2
http://old.lib-pk.ru/articles/99-romantik-kosmicheskoi-nauki-k-110-letiyu-so-dnja-rozhdenija-s-p-korolyova.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector