Лекарство от страха – совершенная любовь. Совершенная любовь

Содержание

Лекарство против страха

В салоне самолета, летящего чартерным рейсом в курортную страну, обычно шумно. Народ оживленно разговаривает, дети бегают по проходам, все в предвкушении беззаботного отдыха. Но вдруг крылатая машина попадает в зону сильной турбулентности. В самолете воцаряется напряженная тишина. Еще бы, ведь буквально накануне вылета все были потрясены очередным известием об авиакатастрофе. Турбулентность становится сильнее, а вместе с ней возрастает и напряжение пассажиров. Кто-то молится про себя, кто-то, зажмурив глаза, откидывается в кресле и до белых костяшек на пальцах сжимает подлокотники. И вдруг зрелый и сильный мужчина, не выдержав напряжения, срывается в истерику. К пассажиру, оказавшемуся под прессингом панической атаки, спешат стюардессы, сидящие рядом люди наливают ему воды. Все пытаются отвлечь и успокоить мужчину, который уже довольно продолжительное время не в состоянии контролировать свой страх.

Этой историей поделилась со мной знакомая, летевшая тем самолетом. Впрочем, в той ситуации не было ничего уникального, возможно, многим из нас случалось переживать нечто подобное. Сегодня все наше общество отчасти похоже на тот самолет.

То, что происходит сегодня с общественным сознанием, вполне можно назвать эпидемией страха. Негативных явлений, трагических ситуаций становится все больше. СМИ преподносят их нам настолько натуралистично, что это просто не может не вызвать волну фобий. И не важно, идет ли речь о теракте, курсе доллара или природном катаклизме, общество впадает в ступор: как дальше жить? Ведь страх погибнуть, потерять близкого человека, обнищать, заболеть и так далее подстерегает нас везде.

Ужасно и то, что он парализует, лишает возможности адекватно мыслить и оценивать ситуацию. Страх называют «липким». Наверное, потому, что в минуты ужаса человек обливается холодным потом. Но можно предположить, что страх кажется нам липким еще и потому, что от него невозможно избавиться, он прилипает к нам, и никакие доводы разума и убеждения не помогают от этой напасти. И если страх «липнет» к одному человеку, он парализует его, но если напугана толпа, то начинается паника. Вот в Египте террористы пронесли бомбу на самолет с туристами. Как теперь летать самолетами? Это небезопасно. Боевики совершили серию взрывов и захватили заложников в Париже. Но ведь это туристический центр Европы, символ красивой и беззаботной жизни… Значит, я нигде не могу чувствовать себя безопасно?

У социологов существует показатель состояния общественного сознания, который называется «индекс страхов». Он отражает то, насколько реальным кажется гражданам наступление той или иной проблемы в их жизни. По последним исследованиям ВЦИОМ, на 10 августа 2016 года 1 , у жителей РФ на первом месте находится страх «международной напряженности, конфликтов между странами, военных действий». И этот показатель продолжает стремительно расти. Но при этом страхи «конфликтов в семье, разрыва с близкими людьми», согласно этому исследованию, находятся у россиян на последнем месте, как нечто нереальное.

Мы живем в такое время, когда происходящее в мире рождает в нас больше страхов, чем происходящее в нашей семье. И то, чего мы боимся, оказывается вне нашей досягаемости, то есть там, где мы не в силах что-либо изменить. Действительно, нынешняя жизнь полна таких опасностей, о которых предыдущие поколения не знали. И опасности эти реальны. Но ведь именно в этом и состоит расчет всех террористов — запугать и парализовать общество, лишить нас радости и свободы, заставить предать свои ценности.

Причем эта тактика ненова, ведь с древних времен точно такой же стратегией пользуется и самый главный террорист во вселенной — дьявол, сатана. Известно, что в Библии содержатся пророчества о том, что ситуация в мире будет становиться все хуже. И предсказания гласят не только об умножении войн, болезней и природных катаклизмов, но и о том, что страх все сильнее будет овладевать душами людей. В Евангелии от Луки (21:26) написано: «…люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную, ибо силы небесные поколеблются…» Пугай и властвуй — вот стратегия зла!

Так что же, страх — это такая стихия, которую нам не дано преодолеть? Напротив, согласно Священному Писанию, человек призван подняться над своим страхом. Иначе не звучало бы со страниц Библии этих слов: «Не бойся, Я с тобой!» Ведь именно с этим призывом Господь Бог обращался к праведникам древности в сложные моменты жизни: к Аврааму, к пророкам Исаии и Иеремии. Тем самым Он хотел сказать: «Ты не один. Я рядом, Я никогда не оставлю тебя, пошлю помощь и защиту. Так что не надо поддаваться страху!»

Вообще в Священном Писании Бог более 50 раз обращается к разным людям со словами: не бойся! И, с одной стороны, это значит, что Он понимает нас в наших страхах, а с другой — это означает, что у Него есть рецепт исцеления от этого недуга.

Однажды Христос сказал такие слова: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф 10:28). О чем говорит здесь Спаситель? Он объясняет, что смертью наша жизнь не заканчивается, есть и иная жизнь.

Это, конечно, не подразумевает, что мы должны относиться к смерти безразлично. Ведь Сам Христос был полон жизнелюбия и любую смерть воспринимал как трагедию. И все же вера в то, что человек вечен, что конец жизни — это начало нового, иного бытия, облегчает бремя отчаяния.

Иисус подразумевает, что в нашей жизни должны быть ценности, превышающие ценность жизни. Зачастую мы живем так, что все наши стремления ограничиваются миром сим, этой реальностью. Если у нас нет высших запредельных нематериальных ценностей, мы всегда будем бояться потерять все то, что накопили. Если смыслом нашей жизни становится выживание, мы неизбежно потеряем себя, свою личность в лабиринтах страха и конформизма.

Еще одно ключевое место о страхе мы находим в Первом послании Иоанна: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви» (4:18).

Когда человек по-настоящему любит кого-то, он забывает себя, забывает бояться за себя. Влюбленный устремлен к объекту своей любви.

После терактов в Париже 13 ноября 2015 года многие читали послание Антуана Лейриса к террористам, его текст перепечатывали во многих социальных сетях. Этот молодой француз потерял в той трагедии жену, мать своего годовалого сына, ту, которую любил больше жизни. «Я не подарю вам свою ненависть, — пишет Антуан, обращаясь к убийцам жены. — Вы хотели этого, но ответить вам ненавистью — значит поддаться невежеству, которое сделало вас такими, какие вы есть. Вы хотели, чтобы я боялся, настороженно смотрел на своих соотечественников и обменял свободу на безопасность. Обойдетесь». Дальше он пишет, что верит, что его жена в раю и победа зла всегда временна, а любовь вечна. А затем добавляет, что сделает все, чтобы воспитать своего маленького сына Мельвиля свободным от ненависти и страха, и тогда они вдвоем «будут сильнее всех армий мира» 2 !

Читать еще:  Как приручить мужчину раз и навсегда. Как укротить мужчину: советы от дрессировщиков

Любовь сильнее страха. Она даже сильнее смерти.

И все же самым главным лекарством от страха является уверенность в том, что Бог нас любит. Ведь Писание говорит, что «совершенная любовь изгоняет всякий страх».

В тот день, когда я пережил то, что принято называть личной встречей со Христом, когда я уверовал в Его Любовь, со мной произошла еще одна удивительная вещь. Тогда, более 25 лет назад, мое сердце было полно различных страхов: я боялся за себя, за близких, тревожился о будущем. И вдруг я понял: Бог, сотворивший всю вселенную, любит меня! Мое сердце стало легким, наполнилось радостью и светом. Всё в Его руке, Он любящий и милостивый Бог, Он заботится обо мне и никогда меня не оставит!

Конечно, это не значит, что в тот день мне была выдана страховка от всего плохого. Страх время от времени пытается завладеть моим сердцем, но уверенность в том, что Бог любит меня и всех нас, что в конце концов Он обратит все во благо, что Его любовь сильнее самой смерти, снова исцеляет меня.

И это не самовнушение, не рациональный подход. Это сердечная вера, лекарство от страха.

Совершенная любовь, которую мы ищем – и несовершенная любовь, с которой мы живем. Часть 1

Анастасия Гостева, опубликовано 14 февраля 2019, 12:00

Мы все стремимся любить и быть любимыми, но в наших интимных отношениях часто бывает много боли и конфликтов. Психолог Джон Уэлвуд (John Welwood) считает, что также как в буддийском учении различают абсолютную истину и относительную, нужно уметь различать абсолютную и относительную любовь. И только наша искренняя готовность увидеть и исцелить собственную рану нелюбви может позволить нам быть в присутствии не только во время формальной практики медитации, но и в жизни, в отношениях. Перевод Анастасии Гостевой специально для проекта «Практика внимательности».

Хотя большинству из нас знакомы моменты, когда мы любили свободно и открыто, зачастую нам трудно сохранять такую любовь там, где это важнее всего — в наших отношениях с партнерами. Это порождает странный зазор между абсолютной любовью — той идеальной любовью, которую мы знаем в своем сердце — и относительной любовью, которая так несовершенно проявляется в нашей повседневной жизни. Если любовь так прекрасна и могущественна, то почему же человеческие отношения так трудны и требуют от нас большого напряжения?

Если любовь — это источник счастья и радости, почему нам так трудно открыться ей целиком?

В основании практически любых проблем в отношениях мы обнаруживаем глубинную “сердечную рану”, которая влияет не только на наши личные отношения, но и на качество нашей жизни в целом. Эта рана проявляет себя как всепроникающее ощущение нелюбви, глубокая уверенность, что в действительности мы, такие как мы есть, вообще не заслуживаем любви. Мы ощущаем себя отделенными от любви, и это отключает нашу способность доверять. Поэтому, даже если мы и ищем любовь или верим в нее, нам все равно бывает трудно открыться ей и позволить ей течь сквозь нас.

Абсолютная любовь

Если чистая сущность любви подобна солнцу в безоблачный день, этот ясный, сияющий свет наиболее ярко проявляется в отношениях в их начале и в конце. Когда ваш ребенок только родился, вы чувствуете себя настолько благословленными появлением в вашей жизни этого восхитительного существа, что отвечаете всем, что у вас есть, без остатка, ничего не требуя взамен и не вынося оценок. Когда вы влюбляетесь, красота присутствия этого человека в вашей жизни так удивительна и радостна, что она буквально взламывает ваше сердце.

На какое-то время яркий солнечный свет всепринимающей любви изливается на вас во всей своей полноте, и вы таете от блаженства.

Точно также, когда друг или любимый человек умирает, все ваши претензии к нему сходят на нет. Вы просто испытываете признательность ему или ей за то, что он или она, такие, как есть, провели какое-то время с вами в этом мире. Чистая, необусловленная любовь сияет, когда люди отодвигают в сторону свои требования и планы — все то, что они считают собой — и полностью открываются другому человеку.

Абсолютная любовь — это не что-то, что мы должны — или что мы могли бы — сымитировать или подделать. Она проявляется естественным образом, когда мы полностью открыты — другому человеку, себе, жизни.

По отношению к другим это проявляется как бескорыстная забота. По отношению к нам самим это узнается как внутренняя уверенность и принятие себя, которые согревают нас изнутри. По отношению к жизни это проявляется в ощущении собственного благоденствия, в признательности к миру, в том, что французы называют joie de vivre — радость жизни.

Когда мы получаем подобную открытость и тепло от других, это дает нам сущностную подпитку — и помогает соприкоснуться с нашими собственными теплом и открытостью, позволяя нам распознать красоту и великодушие нашей глубинной природы. Свет необусловленной любви пробуждает семена спящих в нас возможностей, помогая им созревать, цвести и приносить плоды; позволяя нам проявить наши уникальные дары, которые мы бы хотели предложить жизни. Получение от другого чистой любви, заботы и признания дарует нам огромное благословение: оно поддерживает наше ощущение самости, позволяя нам сказать “да” самим себе.

Но что дает нам наибольшую силу, так это не просто ощущение, что мы любимы, но ощущение, что мы любимы такие, как есть. “Такие-как-есть” значит — в самой сердцевине нашего существа.

Абсолютная любовь — это любовь на уровне бытия

Наше бытие, которое находится гораздо глубже всех наших личных качеств, боли или смущения — это динамичное, открытое Присутствие. И это то, кем мы являемся. Это то, что мы переживаем, когда мы чувствуем себя устойчиво, спокойно и находимся в хорошем контакте с собой. Когда у нас есть укорененность в опыте Присутствия, любовь свободно течет сквозь нас, и мы испытываем большую готовность открыться другим.

Когда два человека встречаются друг с другом на уровне открытого Присутствия, они разделяют безупречное мгновение абсолютной любви.

Однако — и это весьма существенно — человеческая личность не является источником абсолютной любви. Скорее, абсолютная любовь светит сквозь нас, из того источника, что находится вовне нас как личности, и который является изначальным источником всего сущего. Мы — это каналы, по которым может распространяться это сияние. Тем не менее, протекая сквозь нас, этот свет также остается в нас, в нашем сердце.

У нас есть естественная тяга к этой совершенной пище любви, которая также является нашей глубочайшей сущностью, кровью нашей жизни. Вот почему каждый младенец инстинктивно ищет эту любовь с момента рождения.

Мы не можем перестать желать соприкоснуться с нашей собственной природой.

Когда мы распознаем ценность и красоту нашего существования, мы можем расслабиться, отпустить и обосноваться в своей собственной природе. Расслабляясь, мы открываемся. И это раскрытие делает нас прозрачными для жизни, текущей сквозь нас, подобно тому, как свежий бриз проникает в комнату, стоит нам распахнуть окно.

Это один из великих даров человеческой любви — она открывает дверь во что-то большее, чем просто человеческие связи. Помогая нам соединиться c нашей собственной лучезарной жизненностью, она проявляет нашу врожденную красоту и силу — указывая на то место, где мы едины с самой жизнью потому что полностью прозрачны для жизни. Когда жизнь принадлежит вам, а вы принадлежите жизни, это делает вас свободными от голода и страха. Ваше существование становится исполненным достоинства и благородства, которые не зависят от чьего-либо одобрения или признания.
Благодаря этому глубокому чувству единения с жизнью, вы осознаете, что вы не ранены, никогда не были ранены и не можете быть ранены.

Читать еще:  Почему грудного ребенка жидкий стул. Различные варианты лечения. Как отличить жидкий стул от поноса

Это определяющий фактор человеческого существования: абсолютная любовь помогает нам соединиться с тем, кем мы являемся на самом деле. И поэтому она жизненно необходима.

Относительная любовь

Хотя человеческое сердце — это канал, по которому великая любовь изливается в мир, этот канал обычно забит разным мусором — вселяющими страх защитными моделями реакций, которые развиваются из-за того, что мы не ощущаем себя действительно любимыми. В результате, присущая любви естественная открытость, которую мы можем вкусить в краткие блаженные моменты чистого единения с другим человеком, редко полностью пропитывает наши отношения.

Действительно, чем больше два человека открываются друг другу, тем больше помех и препятствий проявляется на поверхности: наши самые глубокие и темные раны, наши отчаяние и недоверие, наши самые ранимые эмоциональные триггеры.

Точно так же, как солнечное тепло приводит к тому, что испаряющаяся вода образует облака, точно также чистая открытость любви активирует плотные облака наших эмоциональных травм и выявляет узкие места, где мы сжаты, где мы живем в страхе и противимся любви.

Это происходит неспроста: прежде чем мы сможем стать чистым каналом, по которому любовь будет протекать легко и свободно, наши раны должны быть обнаружены и обнажены. Любовь может исцелить лишь то, что проявлено и хочет быть исцеленным. До тех пор, пока наша боль спрятана, она лишь приводит к нагноению.

И тогда мы встречаемся с относительной любовью: солнечный свет абсолютной любви рассеивается облаками нашей обусловленной личности и ее защитных моделей поведения — печалями, недоверием, нечестностью, агрессией и искаженным восприятием. Словно небо, частично скрытое облаками, относительная любовь неполна, непостоянна и несовершенна. Это постоянная игра света и тени. Сияние абсолютной любви во всей ее полноте может лишь просвечивать сквозь тень в редкие быстротечные мгновения.

Если вы внимательно понаблюдаете за собой в отношениях, вы заметите, что постоянно двигаетесь взад-вперед, открываясь навстречу партнеру и закрываясь от него.

Чистое небо то и дело заволакивает темными облаками. Когда другой человек отзывчив, внимательно слушает вас или говорит что-то приятное, вы начинаете раскрываться. Когда партнер не чуток и не может услышать вас или говорит что-то угрожающее, вы быстро напрягаетесь и сжимаетесь.

Наша способность чувствовать всем сердцем согласие с другим человеком меняется в зависимости от обстоятельств. Она зависит от того, насколько каждый из нас способен давать и брать, от химии между нами, от наших ограничений и обусловленности, от того, как долго мы занимаемся личным развитием, насколько мы гибки и осознанны, насколько хорошо мы можем общаться друг с другом, от той ситуации, в которой мы находимся и даже от того, выспались ли мы прошлой ночью.

Относительная любовь зависит от времени и обстоятельств

Обычная человеческая любовь всегда относительная. Как и погода, относительная любовь находится в постоянном динамическом изменении. Она усиливается и ослабевает, прибывает и убывает, меняет форму и интенсивность.

Все это может показаться совершенно очевидным. Но есть одна трудность. Мы, тем не менее, продолжаем воображать, что другие — ну один-то уж точно! — должны оказаться источником абсолютной любви для нас, просто любя нас правильно! Так как наш первый опыт любви обычно бывает связан с другими людьми, мы начинаем рассматривать отношения как единственный источник абсолютной любви. И когда выясняется, что отношения не смогли обеспечить нас этой идеальной любовью, о которой мы так мечтали, мы приходим в к выводу, что случилась какая-то серьезная ошибка. И разочарование в надеждах активирует наши сердечные раны и недовольство другими.
Вот почему самым первым шагом в исцелении любовных ран и освобождении себя от обид является признание фундаментальной разницы между абсолютной и относительной любовью.

Отношения постоянно осциллируют между двумя людьми, которые пытаются найти точки соприкосновения, а затем обнаруживают, что их различия растаскивают их в разные стороны. И это становится проблемой только в том случае, если мы ожидаем, что наша любовь будет незыблемой и непоколебимой.

Эти ожидания не дают нам насладиться тем особым даром, который может предложить относительная любовь — интимностью. Интимность — это разделение с другим человеком того, кем мы являемся в нашей обособленности, и она может случиться лишь там, где двое, я и мой партнер, встречаются как два совершенно разных человека, и в то же время как двое, у которых есть что-то общее.

Если мы честно оглянемся на свою жизнь, мы, скорее всего, обнаружим, что никто из наших партнеров не был всегда и полностью в нашем распоряжении. Хотя нам и нравится воображать, что кто-то где-то когда-нибудь — может быть кинозвезда или духовный учитель — и обрел идеальные партнерские отношения, это, конечно, фантазии.

При ближайшем рассмотрении, мы обнаруживаем, что у каждого есть страхи, слепые зоны, тайны, ненадежность, агрессивные и манипулятивные наклонности и эмоциональные триггеры, которые перекрывают канал абсолютной любви.

Первая часть, продолжение через неделю.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.

Нравятся наши тексты? Присоединяйтесь к нам в соцсетях, чтобы быть в курсе всего самого свежего и интересного!

Нравятся наши тексты? Присоединяйтесь к нам в соцсетях, чтобы быть в курсе всего самого свежего и интересного!

Подписывайтесь на рассылку самых свежих новостей от редакции OrganicWoman

Кто я? Самый точный и честный ответ прост: я — это существование, которое по забывчивости и неведению все еще принимает себя за организм тела-ума, которому когда-то дали имя Анастасия Гостева. Хорошие новости заключаются в том, что чем дальше, тем чаще случаются моменты, когда существование внутри …

Таблетка от любви: нейропрепараты против губительной привязанности

Наталия Киеня

Любовь не всегда бывает так хороша, как пишут о ней в романах. Она может вызывать не только эйфорию и чувство близости, но и боль потери, психологические травмы и даже провоцировать насилие. И все же с точки зрения физиологии мозга любовь со всеми ее крутыми поворотами, взлетами и падениями — всего лишь гормональный процесс, контролировать который отчасти можно уже сейчас. Группа исследователей из Оксфордского университета опубликовала научную статью о препаратах, помогающих излечиться от страсти, симпатии и привязанности. T&P рассказывают самое главное о технологиях и этике химического прерывания любви.

Желание избавиться от любви, кажется, существует столько же, сколько она сама: у Овидия Назона, Тита Лукреция Кара, Уильяма Шекспира и множества других авторов можно найти строки о том, что это чувство бывает подобно болезни. Разрушительная, глубоко травмирующая страсть, ревность, непонимание, одиночество и горе, — все это может быть плодами любви, и все это мы много раз встречали в литературе, философии, драматургии и в собственной жизни. Мы знаем, что проблемная любовь бывает не только безответной: желание оставаться рядом с человеком, склонным к домашнему насилию, инцестуальная влюбленность, страсть к главе культа и сексуальный интерес к несовершеннолетним тоже вызывают много неприятностей, даже если человек способен удержаться от действий.

Попытки «сделать что-нибудь» с ненужными страстями предпринимались всегда: в разные эпохи неудачно влюбившихся пытались излечить кровопусканием, спортивными упражнениями, жестким режимом питания и молитвой. И эти средства, к сожалению, помогали не всегда. Тогда любовь воспринималась как нечто, прочно укореняющееся в теле, — однако сегодня нам известно, что это верно лишь отчасти.

Вечное сияние чистого разума: любовь глазами мозга

С точки зрения нейробиологии любовь является продуктом деятельности головного мозга — сложным нейробиологическим феноменом, появившимся в ходе эволюции. Он опирается на механику доверия, удовольствия и вознаграждений и тесно связан как с работой коры больших полушарий, так и с деятельностью лимбической системы, которая располагается в глубине черепной коробки и является одним из самых древних элементов мозга, ответственным за элементарные реакции выживания: «беги», «спаривайся», «ешь» и так далее.

Читать еще:  Свияш аффирмации на замужество. Есть ли выход? Аффирмации на скорейший брак и любовь

Любовь, способная свести людей вместе и удержать их рядом для рождения и выращивания потомства, с доисторических времен служит основой выживания вида. По мнению нейробиолога, специалиста в области антропологии Хелен Фишер и ее исследовательской группы из Ратгерского университета (Нью-Джерси, США), она опирается на три нейрофизиологических подсистемы, запускающие сексуальное влечение, симпатию и привязанность. Сексуальное влечение, которое выходит на сцену первым, толкает нас ко встречам с потенциальными партнерами, симпатия позволяет выбрать среди них подходящего, а привязанность помогает создать долговременную связь и дает нам силы сотрудничать друг с другом до тех пор, пока не будет исполнен родительский долг.

Работа каждой из трех подсистем основана на эффектах гормонов и нейромедиаторов, которые вырабатываются в нашем организме. Например, сексуальное влечение связано с эстрогеном и тестостероном — половыми гормонами, которые есть как и у мужчин, так и у женщин. Способность оценить чью-то привлекательность ассоциируется с гормонами удовольствия и стресса: допамином, серотонином и адреналином, — которые позволяют нам сфокусировать внимание на объекте влечения, мысленно возвращаясь к нему снова и снова, и ощущать приятное оживление в его присутствии. Что же до привязанности, то здесь в главной роли выступают нейромодуляторы окситоцин и вазопрессин. Они внушают нам чувство покоя и уверенности и естественным образом подталкивают нас к поведению, потенциально благоприятному для отношений.

Проблема заключается в том, что все эти подсистемы работают одновременно, так что мы можем желать одного потенциального партнера, считать привлекательным другого и поддерживать постоянные отношения с третьим. В то же время автономными действия «компонентов любви» назвать никак нельзя. Например, тестостерон стимулирует производство вазопрессина, что положительно сказывается на формировании привязанности, а окситоцин влияет на активность допаминергических путей, связывая привязанность с привлекательностью, — так что самым любимым становится тот, кто ближе всех.

Против похоти: нейропрепараты и антиандрогены

Ученые уверены, что в будущем в арсенале врачей, психотерапевтов и психиатров появятся «нейропрепараты» — высокоэффективные синтетические модуляторы активности мозга, — направленные на определенные рецепторы в тех или иных рефлекторных дугах и способные помочь человеку справиться с нежелательной страстью. Сегодня таких лекарств нет, — однако многие препараты, предназначенные совсем для других целей, подавляют сексуальное влечение в качестве побочного эффекта. Например, антидепрессанты — в особенности селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, — блокируют выработку половых гормонов. Либидо снижают также обезболивающие с буталбиталом, опиаты и другие медикаменты.

В судебной практике США, России, Великобритании и других стран в качестве наказания за сексуальные преступления против несовершеннолетних применяется радикальная процедура химической кастрации, при которой антиандрогены блокируют андрогенные рецепторы клеток, препятствуя действию тестостерона, в результате чего сексуальное влечение исчезает. У таких препаратов есть побочные эффекты, которые могут сохраняться всю жизнь: повышенная ломкость костей, ожирение и др.

С точки зрения соблюдения прав человека химическая кастрация сегодня признается крайне неоднозначной процедурой. В истории есть примеры, когда она становилась орудием гомофобии или применялась неправомерно. Например, знаменитый британский математик, логик, криптограф Алан Тьюринг, взломавший код «Энигмы» Третьего рейха, в 1952-м согласился на химическую кастрацию добровольно, чтобы избежать тюремного заключения за свою гомосексуальность. В то время в Великобритании она преследовалась по закону и считалась психическим отклонением. В качестве наказания «виновный» мог выбрать химическое подавление либидо или тюрьму. Тьюринг предпочел первое. Спустя два года он погиб от отравления цианидом, которое многие исследователи считают самоубийством.

Против симпатии: лекарства от ОКР

В 1999 году группа специалистов под руководством нейробиолога Донателлы Мараззити из Университета Пизы выяснила, что в первые месяцы любовь напоминает обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). В обоих случаях участники исследований беспокоились из-за малейших деталей и страдали от навязчивых мыслей; кроме того, врачи обнаружили у них изменения в работе транспортных белков, перемещающих серотонин. Уровень этого белка и самого серотонина у всех людей был одинаковым, — но не соответствовал норме. «Это наводит на мысль, что любовь в буквальном смысле слова вводит нас в состояние, которое нельзя назвать нормальным», — отметили специалисты. Когда же через 12–18 месяцев они снова протестировали влюбленных участников эксперимента, выяснилось, что уровень серотонина у них вернулся к обычным значениям, — и навязчивая идеализация партнера (способность к порождению абстрактных и конкретных психических отображений отсутствующих стимулов) исчезла.

Все это означает, что лекарства от ОКР, грубо говоря, помогают и от чрезмерной симпатии к объекту влюбленности. Пациенты с обсессиями и компульсиями хорошо реагируют на лечение селективные ингибиторами обратного захвата серотонина, который, как мы знаем, подавляет и либидо. Также эти антидепрессанты влияют на высвобождение допамина, вызывая снижение эйфорических настроений, которые помогают сформировать привязанность. У селективных ингибиторов обратного захвата серотонина существует и еще один побочный эффект, который может оказать влияние на романтические отношения: они снижают способность беспокоиться о чужих чувствах. Так что прием этого вида антидепрессантов снижает риск влюбиться. Для больных депрессией это, возможно, и к лучшему, ведь влюбленность, при всех приятных ощущениях, — это все-таки сильный стресс.

Против привязанности: дофаминовые антагонисты

Ответственные за привязанность и уменьшающие стресс гормоны вазопрессин, окситоцин и допамин вырабатываются у человека и других моногамных млекопитающих во время прикосновений, объятий, поцелуев, поглаживаний, секса, оргазма и грудного вскармливания. Именно они, во многом, удерживают вместе пары, а также матерей и их потомство. При этом окситоцин и вазопрессин помогают сформировать систему сигналов, необходимых для успешного поиска своего партнера или ребенка среди других существ того же вида и пола (и в результате вы можете «узнать милого по походке»), а допамин участвует в процессе формирования вознаграждающих переживаний: радости, нежности, воодушевления и других.

Ученые выяснили, что прямое введение окситоцина в мозг самок серой полевки и вазопрессина в мозг самцов того же вида облегчает для зверьков процесс создания связей даже в периоды, когда они не были готовы спариваться. Если же грызуны получали допаминовые или окситоциновые антагонисты — препараты, блокирующие соответствующие рецепторы, — они лишались своей склонности к моногамии и переходили к непродолжительным полигамным связям.

Конечно, нельзя утверждать, что механизм формирования любовной привязанности у человека устроен точно так же, как у серой полевки, но определенное сходство между нами есть. Кроме того, в ходе многочисленных исследований за последние годы нейробиологам и антропологам удалось выяснить некоторые интересные факты о любви: в частности, то, что с точки зрения картины выработки допамина она напоминает кокаиновую зависимость. Для ее лечения сегодня применяются допаминовые антагонисты, которые «помогут» и от романтической привязанности.

Этичность отказа: индивидуальный ответ

Все это, разумеется, не означает, что любовь является наркотической зависимостью, хотя, с точки зрения системы гормональной системы вознаграждений в нашем мозгу, она работает именно как зависимость. Ведь любовь существует на планете намного дольше, чем наркотики, которые просто используют механизмы, предназначенные совершенно для других целей: поддержания межличностных связей, успешного воспитания потомства (собственного или усыновленного) и, в конечном итоге, эволюции как вида, так и личности. И все же любовь, мягко говоря, не всегда приводит к последнему и вместо личностного роста или родительского успеха оканчивается болезненным разрывом, психологическими или физическими травмами, насилием и убийствами. Можем ли мы «лечить» тяжелые случаи химически или попытка оградиться от нежелательных эмоций приведет нас в мир антиутопии? Однозначного ответа на этот вопрос, похоже, не существует, и в каждом случае решение должно быть индивидуальным. И все же если неминуемое насилие или гибель можно предотвратить, а безысходную боль потери — преуменьшить, очень легко понять тех, кто готов на это пойти.

Иконки: 1) Gemma Garner, 2), 4) Luis Prado, 3) Juan Pablo Bravo, 5) Thomas Marijnissen.

Источники:

http://reshenie.vcc.ru/magazine/issues/a572016/view/lekarstvo-protiv-straha
http://organicwoman.ru/sovershennaya-lyubov/
http://theoryandpractice.ru/posts/10185-anti-love-pills

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector